Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Авторизация
Контактная форма

 

Жили муж с женою. А к жене ходил поп.

Вот один парень, про это про все узнал, приходит к мужу и говорит.

— Наймите меня в работники.

— А на какой срок: — спрашивает хозяин.

— Да пока у вас в хате волки не заведутся.

— Когда же это, ты думаешь, волки в хате Заведутся? Разве когда пустая будет? А сколько тебе дать?

— Да давайте сто рублей.

Вот сговорились, он и стал служить.

Раз поехали они пахать. Попахали до обеда, работник и говорит:

— Пойду я, дядька, домой: позабыл кое-что.

— Ну, иди.

Вот подошел он к хате, а поп уж там. Он это все видел. Стал кричать:

— Тетка, отопри!

— Ой, — говорит поп, — молодушка, куда б ты меня спрятала?

— Полезайте, батюшка, под печь, между арбузами.

Поп—под печь, а она загородила его арбузами и впустила работника.

— Чего тебе так загорелось?

— Хозяин велел арбузы под печкой перебрать.

— Вот выдумают! Разве я сама не переберу?

— Раз он сказал, так нужно сделать.

Как начал он арбузы кочергою из-под печки вытаскивать, да опять туда швырять, так поп только кряхтит. Вот управился с этим и ушел.

Через некоторое время стали они сеять. Работник опять просится:

— Пойду я, дядька, домой, нужно мне.

— Иди.

Он—опять под окно. А поп уж там.

— Отопри, тетка!

А поп:

— Куда мне, молодушка, деваться?

— Идите, — говорит, — я вас к овцам пущу.

Вывела его из хаты, да в задние двери—в хлев. А работник все это видел.

Отперла работнику.

— Чего тебе?

— Дядька велел мне овец пересмотреть, нет ли в них каких червей.

— Разве бы я сама не пересмотрела?

— Раз он сказал, так надо сделать.

Пошел в хлев — а дело было к ночи—поймал овцу и выкинул за дверь. А поп подлез под самого большого барана, взял его на спину да и лазает по хлеву. Вот, как нащупал его работник:

— Что это, — говорит, — за баран? Это чорт какой-то, — повалил его, мял, мял, сколько ему захотелось, тогда выкинул его за дверь, а сам ушел.

Недолго спустя просится в третий раз. Хозяин отпустил. Вот приходит он к хате, смотрит—поп уже гам.

Кричит хозяйке:

— Тетка, отопри!

А поп:

— Куда ты меня, молодушка, спрячешь?

Она взяла кадушку с шерстью и посадила его. А работник все это и видел.

Отперла она.

— Чего тебе?

— Хозяин велел шерсть в кадушке попарить.

— Разве я сама не попарю? Вам бы только день гулять.

— Что он сказал, то и надо делать.

Сейчас же вошел, печку затопил, чугуны греет. Вот нагрел чугун, да как выльет в кадку.

Ошпарил попа, как беса.

Немного еще повозился и пошел, будто в поле, а сам у двери стал слушать.

Вылез поп голый, как колено.

— Ну,—говорит он,—нельзя нам тут из-за Этого чорта и погулять. Приходи ко мне в поле. Я завтра пахать буду.

— Как же я вашу пашню узнаю?

— Смотри, — говорит, — где будет полосатый вол: рыжий с белым.

Вот на другой день отнесла она попу обедать. А работник взял, на своего рыжего вола и накинул штаны. Она же вышла в поле — смотрит: пашут на полосатом воле, она и пошла туда.

Приходит — а это свои. Некуда ей уж деваться-то.

— Вот,—говорит хозяин,— спасибо, женка, что обедать принесла.

Вот приходит воскресенье, или так праздник какой выпал, — пошла она в церковь. А работник перегнал ее и встал на клиросе за крестом.

Пришла она в церковь. Кладет перед крестом поклоны и спрашивает:

— Что мне с этим работником делать?

А он все слышит, да из-за креста:

— Пойди, — говорит, — туда-то, в лес, найдешь там Ивана Кущника, он тебя всему и научит.

На другой день отпросился он у хозяина и пошел в лес. Залез в дупло, а штаны спустил, Задницу из дупла высунул.

Вот приходит она. Поставила свечечку перед ним и стала ему жаловаться.

А он и говорит:

— К вечеру, как им домой вернуться, ты,— говорит,—навари студню, вареников и зажарь курицу. Как они поедят студня так и оглохнут, а как вареников, то ослепнут, а как курицу съедят, так уяс и умрут сразу.

— Спасибо, — говорит, — тебе, Кущничек!

Поклонилась ему и пошла.

Вернулась домой, радуется.

А работник тем временем сообщил хозяину, что то-то и то-то у них сегодня будет и что он должен делать то-то и то-то.

— Хорошо, —говорит хозяин.

Вот приходят они вечером домой. Она им так рада. Сейчас им студень на стол.

Доедают они миску, а она:

— Может, еще?

— Чего?

— Я говорю—может, еще подать?

— Я что-то не слышу.

— Слава тебе, господи,—думает,—уже оглохли.

Ставит им варенники.

Съели они блюдо. Она поставила еще в миске. А они только по столу шарят, а миски не найдут.

— Слава тебе, господи,—думает,—уж и ослепли.

Подала курицу.

Они ее съели, да бух оба под лавку.

— Ну, уже умерли. Теперь, батюшка, вылезайте.

А он уж тут, спрятан был.

Оттащили мертвецов к порогу, а сами—за стол. Пьют да гуляют.

Уж чего-чего ни выкидывали, уж как только ни забавлялись и все надоело.

— Давай,—говорит поп, -— еще по-волчьему.

— Как же это так?

— А ты ко мне беги да: «ву-у-у»! А я к тебе, да: «гу-у у!»

Вот разошлись они по углам, а она ему:

— ВУ-У-У!

А он ей откликается:

— ГУ-У-У!

А работник слушал-слушал да и говорит:

— Дядька, вставайте, давайте расчет, а го у вас в хате волки завелись.

Как встали они — уж и было там!