Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

Жил Иван с Марьей в одной деревне. Марья у него была очень красива. В одно время Марья сдобилась на погост идти в праздник, спросилась своего мужа. Муж дозволил ей сходить к службе. Вот она пришла на погост, в церковь вошла, стала против царских дверей. Поп сглянул на эту Марью – влюбился в ею. Обедня, отошла; пошли ко кресту. Эта Марья подходит ко кресту; священник Марью отстранил: «Погоди, Марья, вот весь народ отойдет, тогда и ты подходи». Весь народ ко кресту отходил, последняя Марья – стала, к кресту подходит. «Что, Марья, нельзя ли к тебе на ночку придти»? Марья, подумавши, сказала: «Приходи в такие-то часы, приноси столько-то денег». Потом Марья из церкви пошла вон; сзади ею дьякон догнал: «Что, Марья, нельзя ли придти?» Марья сказала: «Что же, можно – приходи в такие-то часы и приноси триста рублей деньги». Потом стрелся пономарь с ею: «Нельзя ли, Маша, на ночку придти?» – «Можно! Приходи в такие-то часы и приноси триста рублей деньги». Потом приходит Марья домой, и обсказывает своему Ивану: «Что, Ваня, желаешь ли сегодняшнюю ночь богатым быть?» – «Да как же, Маша, где я возьму богатство? Не худо разбогатеть». – «А вот, Ваня, слушай меня: сегодняшнюю ночь будем богаты». – «Ну ладно, Маша, будем слушать». Потом продолжали до тех часов, в которые велено священнику придти. Тот час подошел, что надо быть священнику; Марья говорит Ивану: «Ваня, одевайся, иди вон из избы». Ваня оделся, вышел из избы – поп пришел. Сейчас Марья поставила саморарчик, угостила. Поп потом и говорит: «Пожалуйте, Марья, на постельку».– «Позвольте триста рублей – денежки вперед!». Вот поп Маше деньги отдал. – «Ну теперь, Маша, можешь идти на постельку». Вдруг в тот раз Ваня застучал в окно: «Отворяй двери, ты с любовником занимаешься!» Этот поп сразился в этой избенке: «Куды деваться? Куда, Марья, меня спрячешь?» – «Куда я тебя спрячу? Поди спрячься в кузов на полати!» А кузов был с сажей (печка-то была черная). Он в кузове там и сидит, что барин хороший. Время тут и продолжалось все. Время идти дьячку; Марья и говорит своему Ване: «Ну, Ваня, справляйся; вон иди из избы!» Ваня справился и ушел вон. Вдруг приходит дьячок; сейчас таким же манерчиком поставила самоварчик. Дьячка угостила. – «Ну, пожалуйте, Маша, на постельку,– говорит, – теперь!» «Пожалуйте денежки наперед, а потом и на постельку пойдем». Вот дьячок отсчитал триста рублей; денежки она убрала и справляется идти на постельку. Вдруг тот час Ваня застучал: «Отпирай, Марья, двери, ты с любовником занимаешься!» Тут дьячок ссовался: «Куды, Маша, спрячешь меня?» – «Мне спрятать некуды, окроме – ступай на полати в кузов». Дьячок вскочил в кузов, слышит, кто-то есть еще. Потом спрашивает: «Тут кто такой?» – «А ты кто такой?» – «А я, – говорит, – дьячок!» – «А я, – говорит, – поп». «Ну, славно попали, – говорит, – сюды!» Потом Ваня вбежал в избу, поматюгался, поматюгался и никого не нашел. Марья и говорит ему: «Тебе снится, – никого не было. Я сижу одна». Потом Марья высылает Ваню опять; надо быть время пономарю. Ваня справился, ушел вон. Вдруг приходит пономарь. – «Ну, как, Машенька, нам с тобой призабавиться?» – «А вот я сейчас самоварчик подогрею, попьем чайку». Вот чайку попили, пономарь и говорит: «Ну можно идти на постельку».– «Пожалуйте триста рублей – денежки наперед, и можно,– говорит,– на постельку!» Пономарь денежки отсчитал, отдал. Только хотели идти на постельку – Ваня застучался в дверь: «Ты опять с любовником занимаешься!» Вот пономарь избегался: «Куды же ты меня, Маша, деваешь?» – «Куды я тебя спрячу? Мне некуда, окромя в кузов. Полезай на полати!» Вот пономарь скочил в кузов – слышит, что там еще двое есть. Пономарь спрашивает: «Кто тут в кузосе есть?» – «А ты кто такой, новенькой скочил сюды? – «А я,– говорит, – пономарь, а вы кто такие здесь сидите?» – «А мы сидим: поп и дьячок». – «Ну ладно, хорошо. Все трое собрались здесь, так и выйдем отсель». Потом Ваня вбежал в избу и заматюгался: «Нельзя, Маша, выйти от тебя, как выйду, так у тебя любовники все! Куды же ты девала своих полюбовников? – Сейчас видел, как ты сидела с ним». – «Что ты, Ваня, никаких полюбовников у меня не было! Одна сижу, тебе привиденье делается». – «Какое же мне привидение делается, когда сейчас видел – вы двое сидели. Непременно оне у тебя в кузове посажены на полати! Пойду спехну этот кузов с полати!» – «Что ты, Ваня, ведь ты знаешь, целый кузов сажи напахан, ведь ты спихнешь– все в избе загадишь!» Ваня удумал: разыскал полог, взял этим пологом кузов закрыл и потом веревкой завязал; взял и этот кузов и спехнул с полатей и потом поволок его вон; поставил его на дровни и привязал веревкой. Запряг лошадку и поехал в город с этим кузовом. Вот подъезжает близко к городу– едут из города поросятники с поросятами тоже в кузову. А он и кричит: «Эй! Заморские зверьки везу продавать в город». Эти поросятники услыхали, у них сердце забилось, надо этих зверьков променять на поросят. Вот оне съехались в одно место. Эти поросятники и говорят: «Чего, дядя, везешь в кузову?» – «Везу, – говорит, – заморских зверьков в город продавать». – «А много ли у тебя зверьков?» – говорят. – «А три штуки».– «А давай с нами менять на поросят, у нас двенадцать штук поросенков».– «О, брат! Что ваши поросята! Ваши поросята дешево стоят. Мне нужен хлеб, а хлеба у меня нету, я съеду в город, зверьков продам – мне денег много дадут, я хлеба куплю!» – «Дак все-таки мы придадим тебе сколько придачи! Мы вce-таки променяем». – «Ну, так что же, – говорит,– триста рублей придайте, сменяю».– «А покажи, какие у тебя зверьки?» – «Нет, господа, показывать нельзя; если здесь я развяжу кузов, то оне все разбегутся зверьки». Ну, потом поросятники согласились триста рублей придать и сменять. Сменяли, триста рублей придали, лошадей перепрягли и поехали. Ваня воротился назад, а поросятники в город. Не доехав до города, остановились.– «Надо посмотреть, каких мы выменяли зверьков? Как будем продавать? Неужели мы трое да выпустим?» Сейчас взялись, развязали кузов. Эти зверьки соскочили и латата! Эти поросятники испугались, словно черти оттуда выскочили: длинноволосые да в саже, поневоле испугаешься. Вот отбежали за канаву, испугались и глядят, куда оне побежали. Потом вдумались: «Что же мы задаром триста рублей отдали и двенадцать поросенков и трех чертей купили, да и те ушли!» Потом подошли к своей лошади, сели и поехали домой без денег и поросят. Потом Ваня приезжает домой к своей Маше с тремстам рублей деньгами и двенадцати поросенкам. А Маша говорит: «А я нажила девятьсот рублей». Ваня говорит: «Ну, слава богу, Маша, теперь мы богаты!» И стали жить-поживать счастливо.