Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

Жили-были старик, со старухой, было у них три сына. Когда старик заболел, призвал трех своих сыновей и говорит им:

—  Я думаю, что умру, денег у меня много, но на троих будет мало, да еще матери нуж­но; нужно еще мне вас испытать, кто из вас на что гож будет. Завтра ты, старший, возь­ми денег сто рублей и купи на них на рынке в городе разума, а денег домой не приноси.

Утром старший сын взял сто рублей и пошел покупать разум. Приходит в город, спрашивает разум, а купцы смеются над ним; проходил до вечера, а разума найти не мог. Пошел домой, а на дороге ему встречается мужик и ведет собаку.

—  Купи, молодец, собаку.

—  Да на что мне собака?

—  Собака ученая, сама птиц и зверей в лесу ловит, ходи, и ружья не надо.

«Что ж, — думает молодец, — куплю, отец денег не велел приносить, а с собакой такой жить можно хорошо, а не полениться, можно деньги нажить».

—  А сколько стоит собака?

—  Да меньше сотни не возьму.

Порядился, поторговался молодец, да тот не уступил, и отдал сто рублей, а собаку взял. Пришел домой, отец спрашивает:

—  Что, купил разума?

—  Нет, батюшка, спрашивал во всех лавках, да не отда­ли, хотел уж деньги спрятать, да подвернулся случай купить ученую собаку, сама зверей и птиц ловит.

—  Ладно, — говорит отец, — хоть деньги убил и то хорошо, а с собакой век не проживешь, да и не к добру она к тебе попала.

На второй день пошел средний сын покупать разума, в лавках тоже над ним посмеялись, проходил целый день и вечером пошел домой. Видит, на дороге лежит мужик, а птичка сидит на голове и поет. Птичка петь перестала, и мужик проснулся, открыл в клетке дверцы, птичка туда и залетела.

—  Купи, молодец, птичку, — говорит мужик, — птичка стоит сто рублей, птичка не простая, запоет, а кто только станет ее слушать, всякий заснет, и пока она поет, не проснется.

Поторговались, мужик меньше ста рублей не взял, от­дал молодец деньги и взял клетку с птичкой.

Пришел домой и рассказал отцу про покупку, отец и говорит:

—  Это дело немного лучше будет собаки, хоть и с птич­кой не проживешь до смерти, а все-таки не собака; счастливее будешь старшего брата.

На третий день отец младшему сыну дал сто рублей, и тот отправился на рынок покупать разум. Проходил целый день, все спрашивал, где продается разум, только в одной лавке купец сказал ему:

—  Убирайся, молодец, подобру-поздорову, сегодня я дал бы тебе разума, да народу в лавке много, некогда с тобой заниматься. Наскучили, третий день чудаки ходят разум покупать.

Пошел молодец домой, видит, мужик волочит по земле тело человека, подошел и спрашивает:

—  Что ты, дядюшка, делаешь?

—  Да вот этот человек был мне должен восемьдесят рублей, все сулил, что отдаст, тянул, тянул, денег не отдал, сам умер, что с него теперь возьмешь? Так вот я его теперь хоть по земле поволочу.

Жаль стало молодцу мертвеца, он отдал мужику восемьдесят рублей, а на остальные деньги купил гроб и похоронил.

Пришел домой, отец и спрашивает:

—  Ну, что, купил разума?

—  Нет, батюшка, разума не купил, да ничего и другого не купил и денег домой не принес, а деньги издержал вот на что.

И рассказал все, как дело было.

—  Ладно, сынок, — говорит отец, — хоть разума и не купил, а дельно сделал — мертвец к добру. Лучше братьев в жизни будешь, да еще и братьям пособишь.

Отец не умер, живут еще лучше. Старший брат с соба­кой птиц и зверей ловит, продает и денег много получает; средний с птичкой ходит, народ смотрит на диковинную птичку и деньги носит, а младший брат ничего не делает. Прошло так немного времени, отец и говорит им:

—  Вы, дети, поехали бы счастья в чужих людях поиска­ли, пока я живой и домашние дела справляю.

Сыновья согласились и на другой день уехали; старший взял с собой собаку, средний — птичку, а младший — с пустыми руками. Три дня братья ехали вместе, а потом дорога разделилась на три; братья условились через три года приехать к этому месту, а теперь ехать каждому своей дорогой. Простились и поехали.

Старший брат ехал, ехал по своей дороге, вдруг видит, что собака его из лесу с визгом бежит на дорогу. Он остановился, посмотрел, ничего нет. Едет дальше, видит, стоит столб и на столбе надпись: «Туда скоро, а назад никак.» Призадумался молодец, но все-таки поехал даль­ше.

Долго ли, коротко ли ехал, подъезжает к избушке. Вошел в избушку, а там старик еле двигается.

—  Фу, фу, русский дух! Слыхом не слыхано, видом не видано, а теперь в очах мерещится. Куда ты, молодец, заехал? Назад уж не выедешь.

—  А что же, дедушка?

—  Да тут у нас в лесу волшебница живет с Бабой Ягой, всех убивают, тебе тоже не миновать.

—  Нельзя ли, дедушка, мне как-нибудь избыть?

—  Можно, — говорит старик, — тебя спрятать.

Взял палочку, и пошли из избы на двор, старик ударил палочкой по собаке, собака превратилась в камень, уда­рил по коню, конь превратился в камень, ударил по чело­веку, и человек стал камнем. Лежат три камня на дороге, вдруг старик слышит, что едет на ступе Баба Яга, подъеха­ла к старику и заругалась, что тот камней на дорогу нава­лил, и спрашивает:

—  А где тут человек с собакой?

—  Не видал, — говорит старик.

—  Врешь! — говорит Яга, ударила старика пестом, старик повалился, она навалила на старика три камня и уехала.

Едет дорогою средний брат, долго ли, коротко ли ехал, подъезжает к столбу, на котором написано: «Помни, что счастье возьмешь, да с ним не умрешь».

Призадумался молодец, но едет дальше. Приезжает он к большому городу. Остановился он в избушке у старушки, утром посылает ее в рынок на денежку обед купить да новости узнать. Пришла старуха и говорит:

—  Напрасно ты, молодец, приехал, в городе у нас чудо: змея в озере завелась, каждый день по девице на корм ей дают, а сегодня жребий выпал к змее царской дочери, вечером пойдет к озеру.

Молодец взял вечером птичку и приходит к озеру, а царская дочь сидит на берегу и плачет. Подошел он к царевне и ждет змею. Вдруг в озере вода заколыхалась, вышла на берег змея, а он открыл в клетке дверцу, птичка села на клетку и поет. Царевна заснула; змея слушает, тихо подвигается к царевне, не дошла немного, легла на землю, растянулась и спит; молодец подошел к змее, отрубил ей голову и все тело разрубил на мелкие куски. Спрятал птичку в клетку, проснулась царевна, он и отвел ее во дворец. Царь оставил молодца у себя во дворце, а через несколько времени их и повенчали.

Раз молодец пошел гулять с царевной, ей захотелось пить, она наклонилась к воде ртом и стала пить, вдруг небольшая змейка вместе с водой попала в рот царевне, она ее проглотила, а через три дня умерла. Пожил во дворце молодец немного времени, жил в счастье, птичку забыл, а когда стал уезжать, хотел птичку взять, но птичка давно умерла, вот и отправился один.

Вперед ему ехать не хотелось, воротился он назад, доехал до трех дорог и думает: «Домой ехать рано, а поеду по дороге старшего брата, узнаю, что с ним». Доехал до столба, надпись прочитал и поехал дальше; видит три камня, а под ними тело человека, а камни какие-то нео­быкновенные: один похож на человека, другой на коня, третий на собаку. «Верно, тут мой братец родимый», — подумал молодец. Слез с коня и хотел отвалить камни, но вдруг слышит шум, видит, бежит ступа по дороге, а в ней сидит Баба Яга; подъехала, ударила молодца и лошадь пестом, и стало два камня.

Едет младший брат по своей дороге. Стоит столб, а на столбе написано: «Много богатства увидишь, да только мертвый возьмешь». Едет дальше, нагоняет человека. Че­ловек ему дал дорогу и спрашивает:

—  Куда, молодец, едешь? Видел ли надпись на столбе, много богатства, а взять нельзя.

—  А еду хоть посмотреть. А ты куда?

—  Я тоже смотреть, если взять нельзя.

—  А коли мы одного богатства захотели посмотреть, то поедем вместе, нам веселее будет.

—  Давай поедем, а с этого времени, что наживем, все будем делить поровну; согласен ли ты?

Молодец согласился, и продолжают путь вдвоем.

Ехали, ехали, и вдруг пред ними стоит дом, а кругом высокая, гладкая стена из железа, и ворот нет; объехали кругом, попасть нельзя. Пробовали стену ломать, не ло­мается. Товарищ и говорит:

—  Плохо дело, придется зубами грызть.

—  Что ты? Как зубами перегрызешь?

—  У меня зубы такие, что перегрызу; за зубы-то меня и наказали: три года по земле нужно скитаться, а потом и на покой.

Девять ночей товарищ грыз стену зубами и прогрыз дырочку, а потом стали ломать и через тридевять ночей проломали такое отверстие, что человеку можно было пройти. Собрались и прошли во двор, потом в дом, в доме никого нет, все комнаты пустые. Пришли к одной двери, дверь крепко заперта и цепями перетянута, опять триде­вять дней товарищ грыз железо; отперли дверь, видят — старик прикован цепями к стене, а на столах множество камней самоцветных. Старик просится на волю; пришлось товарищу опять цепи грызть, три дня погрыз и старика освободил; старик им рассказал, что его волшебница сюда в дом заманила и сорок лет уж он сидит на цепи.

Забрали они трое много самоцветных камней и отправились. Три дня и три ночи шли без отдыха по совету старика, чтобы не захватила волшебница, но из владений волшебницы еще не вышли, а принуждены были ночевать в лесу, так как поднялась страшная буря. Вдруг ночью что-то зашипело, и видят: женщина едет на змее, старик испугался и говорит:

—  Волшебница, все пропало!

Товарищ молодца поднялся, бросился на волшебницу, схватил за горло зубами и перегрыз его. Стали волшебни­цу бросать в огонь, а у ней две бутылочки; товарищ сказал, что эти бутылочки тоже пригодятся. Волшебница сгорела, а змея уплыла, и догнать не могли.

Добрались наконец до того места, где с братьями рас­стались. Вот молодец и говорит товарищу:

—  Пойдем моего брата разыскивать, прежде поедем за средним, он поехал по этой дороге.

—  А мне все равно еще долго бродить придется, поедем, может, ему сделать что-либо пособим.

Поехали двое по дороге среднего брата, а старик не согласился, а пошел по той дороге, по которой проехал старший брат.

Приехали товарищи в город, остановились в избушке. Утром пришла из города старушка и рассказывает това­рищам, что сегодня царевну перенесут в церковь, она уже давным-давно умерла, да не хоронили, а теперь три дня пролежит в церкви, и похоронят.

—  Так вот беда: ночью караулить в церковь идти никто не смеет, будут на иностранный народ жребий бросать, и вам придется жребий брать, а если выпадет, то и караулить идти.

Пошли товарищи жребий брать, и жребий выпал млад­шему брату. Товарищ и говорит ему:

—  Не бойся, иди на караул, только возьми с собой книгу, петуха и гусли; придешь и читай книгу; в полночь она станет из гроба, а ты — под престол, петух пропоет, она в гроб ляжет, а ты сядь на гроб и в гусли играй.

Пришел молодец в церковь, все так и случилось, как товарищ сказал.

На другой день жребий опять ему выпал идти на караул. Все случилось так же, как и в первую ночь. На третий день опять жребий ему выпал. Товарищ и говорит молодцу:

—  Теперь, когда царевна встанет из гроба, ты не под престол иди, а в гроб ляг, а когда пропоет петух, то сядь в гробу и сиди; сядет с тобой рядом царевна, повернется к тебе лицом, высунется у ней изо рта жало, а ты захвати левой рукой покрепче, выдернешь изо рта змею и брось наотмашь.

Пришел молодец в церковь, читает книгу, петухи про­пели, наступила полночь; царевна встала из гроба, а мо­лодец в гроб лег; царевна ходит по церкви и под престол сходила, петухи пропели, она — в гроб, а молодец сел в гробу и сидит; царевна села рядом, повернулась к нему лицом, и видит молодец, что изо рта у нее вытягивается жало, он схватил жало рукой, вытащил змею и бросил наотмашь, царевна и говорит:

—  Ах, как я долго спала.

—  Да если бы не было меня, ты бы и век проспала. Утром молодец свел царевну во дворец, царь наградил его, и он пришел к товарищу. Вечером старуха рассказала им все про царевну, как она замуж выходила, как ей после змейка в рот с водой попала за то, что она пила не по-че­ловечески, не пригоршнями, и что у мужа ее была птичка и людей усыпляла, и сказала им, что муж царевны воро­тился домой.

Ночью товарищи согласились идти по дороге старшего брата. Утром отправились. Нашли дорогу, по которой поехал старший брат, и по ней поехали, прочли на столбе надпись — и дальше; доехали до камней, а под камнями тело, на камнях на трех цветы распустились, а на двух только еще расти начинают. Старик их встретил, очень обрадовался и говорит, что под камнями его брат лежит. Товарищ взял одну бутылочку, прыснул жидкости на кам­ни — и все ожили, прыснул на старика — и тот ожил, тут у всех радости конца не было.

Вдруг что-то зашумело и затрещало, смотрят, едет на ступе Баба Яга; товарищ приготовил бутылочку. Как только Баба Яга подъехала, он прыснул на нее, она вдруг перевернулась в лягушку, прыснул на лягушку, а лягушка надулась, лопнула, и стал небольшой камушек, товарищ взял камушек и положил в бутылочку.

Вот все они и собрались в путь-дорогу, только товарищ младшего брата не хотел возвращаться, а просил отделить половину. По условию все разделили пополам, простился товарищ и пошел дальше, а остальные пошли в город, чтобы взять царевну, а потом домой к отцу идти. Царь всех ласково принял, угощал всех. Царевна узнала своего му­жа, и все поехали к отцу.

Приезжают, старик со старухой обрадовались. Отец провел сыновей в избу и выносит им напоказ самоцветные камни.

—  Вот я и дома был, да вот что достал.

Показал им камни и рассказал, что раз ночью пришел какой-то человек и дал ему все это за то, что младший его сын этого человека от позора избавил: заплатил за него долг восемьдесят рублей и похоронил. Тут только млад­ший сын узнал, с кем он ходил и кто ему помогал во всем. Два старика остались жить у них. После они ездили и все богатство из дома, где был прикован старик, перевезли к себе.