Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Авторизация
Контактная форма

У богатого мужика была дочь, он ее ни за кого не выдавал. А недалеко жил сапожник, Иван Иванович, шил да песни пел, шил да песни пел. Сшил попу сапоги, а поп за работу дал ему все копейками. Ну, ладно. Вот Иван Иванович посылает к богатому мужику просить -четверика смерять деньги. Богатый мужик усумнился:

— Неужели у него столько денег, что он пересчитать не может. Не даром порато он весел.

Послал послушать работника. Иван Иванович положил поповские деньги в четверик, потом на пол, так взад и вперед грохочет, только звон стоит, как деньги брякают. Копейку в щель запихал и четверик отнес. На другой день опять приходит, просит:

— Сегодня серебро перемерять.

Гривенник запихал в щель и назад четверик отнес. На Пасху пришел Иван Иванович к богатому купцу в гости. Вот богатый мужик и говорит:

— Иван Иванович, вы бы женились.

— А что жениться, на бедной не хочется, а богатой не дают.

Богатый и говорит:

— Да, пожалуй, я бы Машу отдал.

И свадьбу сделали, приданое хорошее дал. Иван Иванович женился, приданое пропил, а Машенька этой жизнью довольна была, жила с ним хорошо.

Раз приходит Машенька к обедне, поп глядел, глядел, да и обзарился: — «А что попросить?!»

И дьякон засмотрелся, и дьячок тоже вздумал. Обедня отошла, поп Машеньку настиг и говорит:

— А нельзя ли, Машенька, притти с тобой позабавиться?

— А приди.

После попа и дьякон настиг. Она и дьякону то же сказала. А после дьякона и дьячок.

Мало времени, поп и бежит. Машенька за самовар посадила; сидят, разговаривают.

— Ах, кто то идет?!

— А я куда?

— А поди во двор, на полку сядь.

11оп и сел. Пришел дьякон. Машенька и его к самовару посадила; сидят, чай пьют. Мало, и опять ворота брякнули.

— Ах, кто-то идет?!

— А не муж ли? А я куда?..

— А поди во двор, на полку сядь.

Дьякон на полку заскочил,—сидит поп.

— Ты, поп, пошто здесь?

— А так. А ты пошто?

— А я так.

Пришел дьячок, сели чай пить, и опять ворота брякнули, Иван Иванович сам идет. Она и дьячка на полку посадила. Иван Иванович и говорит:

— Эх, Машенька, ты сегодня одна сидишь; ты бы от скуки ради пригласила попадью, дьякониц да дьячиху; вы бы вместе покалякали бы.

Машенька побежала за матушкой, позвала в гости дьяконицу и дьячиху. Матушка приходит, а Иван Иванович один сидит. Вот они разговаривают.

— Я ведь, матушка, корову новую купил.

И пошли смотреть. Корова попадье понравилась.

— А что, Иван Иванович, продай корову-то.

— Нет, матушка, продать нельзя, разве другим манером можно.

— Да и в самом деле, однако попенко у меня старо; а скажу, что деньги отдала. Так что, куда пойдем?

— А куда пойдем, соломы на рундучок постелим.

Послали и повалились. Поп на полке сидит и говорит:

— Я, ребята, соскочу.

А те за волосы держат.

— Нет, не скачи, нас выдашь.

Пападья домой ушла. Мало, идет дьяконичиха, а Машеньки все нет. Опять пошли корову смотреть и так же согласились, как и с попадьей. И с дьячихой тоже.

Вот назавтра Иван Иванович встает, надевает вязочку на рога и ведет корову к попадье. Пр И-водит, попадья встречает.

— А, Иван Иванович, заводи в хлев.

— Нет, заводить нельзя.

— А почему?

— Надо с вас расписочку взять, что корова у меня не продана, а другим манером отдана.

— Что ты, убирайся ты и с коровой!

— Нет, я ведь не поп, вертеть душой не хочу.

— На ты, возьми, ради Христа, сто рублей, только веди корову домой.

И к дьяконице привел и с нее сто рублей взял, и с дьячихи сто рублей.

Тем и кончилось.