📑 Барма

Барма

Жили два брата в одной деревне, каждый жил в своем доме; у бедного было много детей, а у богатого не было ни одного. Долго просил богатый у бедного одного мальчика к себе сыном, но бедный не соглашался: он подозревал, что богатый брат занимается воровством, но, наконец, согласился. Держал дядя племянника, как родного сына, брал его с собой и в город, и в деревни, и частенько они ездили.

Лет до пятнадцати мальчик ничего не делал по хозяйству, только бороться к этому времени так научился, да изловчился, что никто в деревне с ним не мог устоять в боротье; взрослых и сильных мужиков ронял, да свистел так сильно, что уши глушил.

А за то, что он был мастер бороться, его и прозвали «Бармой». Вот подрос еще Барма и однажды пошел на охоту, птиц стрелять. Идет он лесом близ дороги и видит — по дороге мужик барана гонит в город на продажу. Он забежал лесом вперед, снял с ноги сапог и бросил на дорогу, а сам скрылся в лес и ждал.

Подошел мужик, поднял сапог, посмотрел и спрятал близ дороги в мох, и погнал барана дальше. Пропустил Барма мужика и взял сапог. Забежал Барма лесом опять вперед, снял сапог с другой ноги и бросил на дорогу, а сам скрылся и ждет. Подошел мужик с бараном, поднял сапог, посмотрел, посмотрел и спрятал, потом, привязал барана к дереву, нарвал травы и воротился назад.

«Удалось, — думает Барма, — пошел за сапогом, чтобы пара была». Подошел к барану, отрубил голову топором, поднял барана на плечи, взял сапог и в лес. Ночью пришел домой и барана принес. Увидал дядя, с чем пришел племянник с охоты, и спрашивает:

— Как это ты достал?

Племянник рассказал про свою ловкость.

— Славно, — говорит дядя, — я хорош, а ты еще лучше, можно теперь тебя и на промысел брать!

Посоветывались дядя с племянником, куда бы им съездить, и племянник настоял на том, чтобы ехать воровать к царю.

— К царю, — говорит племянник, — никто не смеет идти воровать, а потому там и не подумают, что воры пришли; народу во дворце много, думают, что слуги что-нибудь делают; просто во дворце мы как хозяева будем — делай, что хочешь!

— Пожалуй и верно! — говорит дядя.

Запрягли лошадь и поехали. Приехали в город и пошли к дворцу, племянник пособил дяде влезть на балкон, а потом дядя подтащил за руки племянника, и вот они на балконе; с балкона дверь в большую комнату открыта. Вошли туда; видит Барма, что тут только и можно взять царскую шубу и шляпу. Указал племянник дяде на шубу и шляпу, дядя кивнул головой, и племянник взял вещи, и вышли на балкон. Дядя вдруг и говорит:

— Я эту шубу перешью и буду щеголять.

— Нет, — говорит племянник, — я их взял и вынес, мне и носить!

Заспорили, и племянник предложил сходить к царю и спросить про это дело.

— Я, дядя, один схожу, а ты слушай, как я говорить с царем буду. А как свистну, ты и беги на балкон, хватай шубу и задавай лататы в левую руку, а я в правую, а там сойдемся!

Зашли снова в комнату, отворили одну дверь из комнаты в другую — там пусто; подошли к другой двери, слышат — похрапывает кто-то; отворил племянник дверь, видит, в кресле человек спит и похрапывает, а на кровати спит царь. Барма догадался, что это сказывалыцик храпит, подкрался к нему, зажал рот рукою, поднял с кресла и передал дяде, а дядя уже наготове. Платком рот заткнули. Дядя поддерживает сказывалыцика, а Барма сел на его место и сидит. Скоро проснулся и царь.

— Сказку, — говорит царь.

— Жили дядя да племянник, — начинает сказывалыцик, — пошли они к царю воровать, племянник воровал, а дядя глядел. Украли у царя шубу и шляпу. Кому из них носить, ваше императорское величество, дяде или племяннику?

— Понятно, кто воровал, тому и носить!

— Ну, вот слышишь, дядя, — говорит племянник, да как свистнет!

Царь испугался, не слышит ничего, посмотрел — и сказывальщика не видит, а воров уж и след простыл. Царь приказал поймать вора, а где во дворец можно пройти, на ночь ставить капканы и всякие ловушки.

Дяде досадно стало, что у племянника такая шуба; стал он сбивать племянника опять идти воровать к царю:

— Я знаю, что мне лучше тебя удастся, — не первый раз!

Племянник предостерегал, но не мог уговорить дядю. Вот поехали опять, приходят к дворцу, племянник подсобил дяде влезть на балкон, и дядя ушел. Через несколько времени дядя вышел на балкон и бросил племяннику мундир, но вдруг над балконом под зонтом появилась кругом балкона редкая железная решетка, дядя полез в отверстие, но когда навалился телом на железную полосу, она опустилась ниже, и вмиг все перекладинки сузились, и дядю прижало поперек тела; племянник убежал, а дядя и остался висеть в решетке.

Царь приказал тело вора положить в часовню и без своего приказания не хоронить, а кто придет, да будет плакать, того ловить.

Положили тело в часовню, а на третий день Барма одел царский мундир и шляпу, пришел в часовню и приказал караульным при себе зарыть в землю тело вора и ушел. Царь еще сильнее озлился на вора и приказал поймать во что бы то ни стало, а полагая, что вор уж непременно придет воровать золото, приказал по одной улице насыпать золота, и кто будет наклоняться над золотом, тех всех ловить.

Узнал Барма, что золото будет рассыпано, и порешил ехать на коне воровать золото. Взял на дровни смолы в боченке, намазал сапоги смолой, едет по золоту, а ногами потаптывает; золото пристает к сапогам, спихнет с ног золото в мешок и опять едет. Много украл золота.

Наутро царю донесли, что никто не наклонялся, а золота много украдено.

Царь приказал казнить караульных, а вору, если он смеет придти к нему, царь обещал, что дарует ему жизнь и не казнит, а если вор не придет, то будет разыскан и предан лютой казни.

Когда это было объявлено, Барма порешил к царю идти.

Приходит Барма и просит доложить царю. Царь приказал привести.

— Как тебя зовут?

— Барма, ваше императорское величество!

— Ты вор?

— Я.

— Ты шубу украл?

— Я.

— Ты и золото воровал?

— Я.

— Такого нужно наказать, пощажу тебе жизнь, не велю казнить, но заключу тебя в крепость!

И приказал Барму отвезти в крепость.

Отвезли Барму в крепость. А крепость — только и было, что один дом небольшой каменный, а кругом дома высокая каменная толстая стена, на дворе бегала коза, да кривой старинный богатырь служил сторожем. На дворе столб стоит. Впустили Барму на двор и ворота затворили крепко накрепко. Проспал Барма ночь, а на утро все осмотрел и видит, что выйти ему из крепости невозможно. Подумал, подумал Барма и стал к сторожу ласкаться и его силу хвалить. А живут так: утром сторож затопит печку и уходит надвор с козой играть; как только побежит, а коза ему навстречу, подбежит, хочет бодать рогами, а сторож ее захватит за рога и повернет ее обратно; коза пробежит немного и опять ему навстречу. А Барма у печки работает, из свинца пули льет. Вот однажды затопили печку, а Барма и говорит:

— Мне бы хотелось твою силу попробовать, можешь ли ты эту веревку перервать?

— А вот привяжи меня к столбу и увидишь.

Барма взял веревку и опутал богатыря веревками к столбу; рвал, рвал богатырь, и вырвать не может, и говорит:

— Нет верно прежней силы, устарел, развязывай веревки!

Да где тут развязать, когда узлы в турий рог затянул, нужно рубить!

Пошел Барма в дом, растопил полную поварешку свинцу, прибежал, да в здоровый глаз и плехнул свинец.

Заревел богатырь, рванулся изо всей силы, сорвал веревки и начинает по двору бегать: бегает и кричит:

— Барма, ты где?

— Я здесь, — отвечает Барма.

А коза забегает навстречу богатырю, богатырь через козу падает, а Барма за козой бегает, за шерсть козы рукой держится. Наскучила богатырю коза, хочет Барму поймать, а коза всякий раз в руки попадает.

Озлился богатырь и вот, когда коза еще в руки сунулась, он схватил ее за рога и бросил на стену, а Барма ухватился руками за козу и тоже с козой на стену был выброшен. Бросив козу, богатырь спрашивает:

— Барма, ты где?

— Спасибо, товарищ, лихом не помни, я уж на большой дорожке, прощай!

Так и ушел Барма, но только воровать перестал и живет да поживает.

 

При перепечатке просьба вставлять активные ссылки на ruolden.ru
Copyright oslogic.ru © 2022 . All Rights Reserved.