Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

zastavka-bilini

 

В славных степях саратовских, пониже города Саратова, повыше Камышина, собрались в круг вольные казаки с атаманом своим Ермаком Тимофеевичем. Стали они раздумывать великую, глубокую думушку.

Говорит Ермак:

— Проходит красное лето, наступает суровая зимушка, где будем зимовать? Немало мы нашутили недобрых шуток, немало пограбили богатых кораблей, послов царских перебили, какой будем ответ держать? Будем жить на Волге — прослывем целый век ворами-разбойниками; уйти на Урал — переход слишком долог; под Казанью стоять — не рука: стоит под Казанью Грозный царь Иван Васильевич с ратной силой; всех нас, товарищи, переловят царские слуги, засадят в глубокие погреба в наказание за наши разбои и дурные дела. Уйдем-ка зимовать к славным купцам Строгановым, возьмем с собой хлеба про запас, захватим казну свою, а как наступит весна — пойдем походом на татар: заслужим своими подвигами себе прощенье у царя Ивана Васильевича.

Стали казаки по весне строить себе лодочки-коломенки, ставить уключины еловые, строгать сосновые весла.

— Поедем вверх по реке Чусовой,— говорит Ермак,— проберемся к басурманскому сибирскому царству; возьмем в плен царя Кучума — вымолим себе милость Ивана Васильевича, Грозного царя.

Долог и труден был поход: шли казаки вверх по Чусовой реке, а оттуда по Серебряной, а потом пришлось по земле им тащить на себе лодки — утомились казаки, оставили лодки по дороге.

Поедем вверх по реке Чусовой,— говорит Ермак

Добрались казаки и до реки Баранчи и опять начали рубить себе сосновые боты, сколачивать наскоро новые лодки. У Медведя-камня жила дружина Ермака с весны до Троицы; поплыли они потом по Туре-реке и на Епанче остановились до Петрова дня; тут понаделали они соломенных людей, нарядили их в цветное платье; было у Ермака всего триста человек дружины, а тут стало более тысячи.

Поплыли казаки все вперед и вперед до татарских селений; взяли с собою в плен татарского князька, чтобы дорогу им указывал.

Собрали казаки еще раз думу и порешили, чтобы ехал Ермак вверх по реке к самому устью, а сами остались внизу. И загорелся тут под горой великий бой между казаками и татарами: как дождь сеются татарские стрелы, и выставили казаки вперед своих соломенных дружинников; видят татары, что сколько ни стреляют они — живы и целы казаки. Диву дались татары.

А Ермак Тимофеевич был уже на реке Сибири, дошел до малого устья, взял в плен самого царя сибирского и послал сказать татарам:

— Сдавайтесь, уже царь ваш у меня в руках.

Смирились татары, пришли к Ермаку с поклоном, принесли дары: куниц и соболей, и жил Ермак в Сибири до самой зимы, а зимой послал в Москву белокаменную своего верного есаула и казаков с богатыми подарками к Грозному царю.

Тихонечко подвигался есаул Кольцо к Москве, пришел в Москву в день святой Пасхи; поднялся он с товарищами на Красное крыльцо, упал на колени перед Грозным царем.

— Надежа, православный царь! не вели казнить, позволь речь держать: принесли мы тебе повинную голову; кланяется тебе атаман Ермак Тимофеевич богатым сибирским царством, что добыли для тебя казаки, верные твои слуги — прости же нам наши великие вины перед тобою!

Ласково принял Иван Васильевич послов Ермака:

— Спасибо лихому казаку, Ермаку Тимофеевичу, за его верную службу, отпускаю я ему и товарищам его их прежние вины!..

Но не пришлось Ермаку попасть обратно на Тихий Дон, где бы можно было жить старому казаку: напали темной ночью на его малый стан изменники-татаровья, перебили всех его товарищей, а сам Ермак, спасаясь от них, прыгнул в Иртыш-реку и нашел могилу себе на дне его.