Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

Иллюстрация к Симеон - богатырь

В бедности, в простой семье крестьянской, родился славный Симеон-богатырь. Рос себе мальчик на полной свободе, как трава в поле; с товарищами на улицах в бабки играл, да взапуски бегал. Только начал он немного подрастать, уж видна в нем стала сила богатырская. С кем ни начнет Симеон бороться — никто его одолеть не может; как ни побежит — никому не угнаться. Во всех играх он — первый; нет никого веселее, нет плясуна искуснее.
Пошла о нем по селу слава; отец с матерью радуются: удалой молодец будет. А сам Симеон, знай, играми забавляется, да силу пробует.
Так жил он, ни о чем не думал, спала его сила богатырская. Только раз играл он с товарищами и видит: идет много народу, все в одну сторону, и кто барана ведет, кто быка, кто меду тащит. Стоит Симеон, дивится: куда это столько добра несут? Вдруг слышит он: дети плачут; глядит — идет женщина и тоже что-то съестное несет, а сзади ребятишки бегут, худые да оборванные, смотреть жалко, и в голос плачут: «мама! мама! есть хочется, дай!»
Не выдержал Симеон, бросил товарищей и побежал туда. Спрашивает того, другого: куда все это несут, зачем? И кого ни спросит, от всех один ответ: несем дань колдуну Горыну Горынычу. Нахмурился Симеон. Пришел он домой, как туча, сел за стол и стал думать думу крепкую: как бы злого колдуна Горына Горыныча извести, как народ от дани освободить.
С тех пор не видно стало Симеона на улице, не слышно его звонкого голоса. Испугались отец с матерью: не испортил ли кто сына, не занемог ли? Приступили к нему с расспросами. Долго молчал Симеон, наконец, так заговорил: «Слушай, батюшка, и ты, родимая матушка! Не испортили меня лихие люди и крепка моя сила богатырская. Только болит мое сердце, не могу я стерпеть, чтоб владел нами злой колдун, чтоб платили ему села наши дань непосильную!» Залилась слезами мать Симеона, испугался отец. Стали они сына уговаривать не губить даром жизнь молодецкую, не гневить хитрого колдуна, страшного Горына Горыныча. Замолчал Симеон, только пуще нахмурился.
Видят товарищи, что не выходит Симеон на солнышко, не играет, не пляшет, пришли к нему и спрашивают: почему хмурый сидит, не усмехнется, почему старые забавы бросил? Рассказал им Симеон свою думу. «Опротивели мне игры и забавы; не терпит мое сердце, что владеет нами трусливый и злой колдун Горын. Не могу я больше гулять с вами по селу, пока не добьюсь для вас свободы. Тогда только вернется ко мне веселье, тогда опять буду радоваться солнцу красному, звонче прежнего буду песни петь!»
Покачали головой товарищи и стали Симеона уговаривать не пробовать с Горыном Горынычем бороться, не губить себя понапрасну. Ничего не ответил Симеон, только еще пуще нахмурился.
Прослышали на селе, что задумал Симеон, испугались все его родичи. Боялись они хитрого колдуна Горына Горыныча, знали, что и на них его гнев падет. Пришли они все к Симеону, стали его со слезами упрашивать не навлекать на них беды, не гневить колдуна. А отец с матерью больше всех убиваются, просят сына пожалеть их старость и свою жизнь молодецкую. Симеон на своем стоит. Так и ушли родичи ни с чем.
На другой день вышел Симеон из избы, созвал все село и стал речь держать. «Не хочу, — говорит, — я жить на белом свете, если не выйдете вы из неволи. Слушайте: дал я страшный зарок: если не побью я злого, трусливого колдуна Горына Горыныча, не отрублю ему голову — не нужна мне тогда моя молодость, не нужна моя сила богатырская: пусть пропадет, по ветру пылью развеется! Выручу я вас всех из неволи, не будет вами больше владеть колдун, не будет у голодных детей ваших хлеб отнимать!» Услышали сельчане Симеоновы смелые речи, испугались, ждут, какую беду на них колдун нашлет, когда узнает. Не верили они Симеоновой силе богатырской, не ждали добра от его затеи.
А Симеон пришел к отцу и говорит ему: «Слушай, батюшка! Что порешил я, то и сделаю. И не думай уговаривать, а лучше дай добрый совет: как снарядиться мне на страшный бой». Увидал тут отец, что не упросить ему сына и так сказал: «Ступай в лес, покажу я тебе малую тропинку. Пойдешь по ней и выйдешь на полянку, лежит там тяжелый серый камень. Отвалишь камень, войдешь в подземелье, там увидишь: стоит пегий конь, а на стене висит меч и седло окованное. Выведи ты этого коня, оседлай его и меч с собой возьми». Простился Симеон с матерью, принял ее благословение и пошел в лес. Нашел он все, как отец говорил, вывел пегого коня из подземелья, оседлал его и мечом опоясался. Сел на коня и ударил его плетью. Три раза поднялся с ним пегий конь к небу и на землю опустился; Симеон сидит, не шелохнется. Потом поехал он по той самой дороге, где носили из всех сел дань Горыну Горынычу. Засел Симеон на дороге, всех, кто едет, останавливает, никого к Горыну Горынычу не пропускает, а если дань везут, отнимает. Боится народ по этой дороге ездить, а колдуну дани не привезти еще страшней; стали к Горыну Горынычу тайком, окольными путями ходить и донесли, что засел богатырь Симеон на дороге, не дает никому дань нести, отнимает. Ждали в Симеоновом селе, что теперь погубит его колдун, оплакивали молодца, а Горын Горыныч и не думает к нему подступаться.
Сидел, сидел Симеон на дороге, отнимал дань у проезжих; видит: не дождаться ему там колдуна, не помочь беде. По-прежнему несут ему дань из селений, а голодные дети в избах без хлеба сидят. Порешил тогда Симеон сам к колдуну явиться. Подъехал к его дворцу и давай грозным голосом Горына Горыныча вызывать.
Зол был колдун, а труслив, как заяц. Притворился больным и выслал слуг сказать Симеону: занемог, мол. А тот им в ответ: «Коли он занемог, так я здоров и сам к нему приду». Слез Симеон с коня, пошел в покои и говорит колдуну: «Здравствуй, батюшка Горын Горыныч!» А колдун ему: «Ах, провались ты!» Выхватил Симеон свой меч, да колдун успел в окно выпрыгнуть и бежать пустился. Симеон за ним, как птица летит. Видит колдун: не укрыться ему от Симеона на земле, улетел в поднебесье, да там и остался. Построил себе стеклянный дворец и стал жить, а чтобы Симеону отомстить, заколдовал дождь, послал на село засуху. Тяжелое время настало: деревья стоят голые, хлеба не цветут, ручьи пересыхают, скот у людей мрет. Не знают крестьяне, как беде помочь, стали они укорять Симеона: «Прежде хоть и колдун нами владел, все-таки как-нибудь жили, а теперь вовсе погибать надо. Обещал ты нам помочь, а какую беду сделал! Теперь сам и поправляй, как хочешь!» Горько было Симеону видеть, как из-за него народ страдает. Ходил он угрюмый и все думал, как делу помочь. Думал, думал, наконец, решил поехать за советом к премудрой княжне Марии.
По всему свету слава ходила о ее красоте и мудрости. Скольких богатырей она своими советами из беды выручала — и счесть нельзя.
Приехал Симеон к прекрасной княжне, встретила она его ласково и приветливо и взялась ему путь к Горыну Горынычу указать. Велела она взять большую пушку, засыпать в нее 40 пудов пороху, а чтоб вместо ядра сам Симеон лег. Так и сделали; пушку зарядили, а выстрелить-то боятся. Не находится охотника, да и все тут. Подошла тогда сама княжна, взяла головешку и подожгла фитиль. Грохнуло так, что все кругом попадали, и взлетел Симеон в поднебесье. Попал он прямо к Горыну Горынычу. Влетел во дворец, да как крикнет: «Здравствуй, батюшка Горын Горынович!»
Задрожал колдун: «Ах, провалиться бы тебе! Не давал ты мне на земле покою, неужто и здесь меня не оставишь. Что тебе нужно? Неужто ты моей крови хочешь?»
— Я, — говорит Симеон, — без тебя, Горын Горынович, на земле соскучился. Не сердись, я хочу с тобой речь повести, наши храбрые подвиги вспомнить. Я свои, а ты мне твои рассказывать будем. Есть нам чем посчитаться. Вот хоть я первый тебе мой лучший подвиг поведаю. Вот, слушай-ка.
«Раз выехал я из дому и захотелось мне силу попробовать, с первым встречным удалью помериться. Вижу, едут сто молодцов на белых лошадях, и одежда на них вся белая. Стал я с ними драться, всех убил, доспехи их к седлам привязал и погнал к себе на двор сто белых коней. Знатная добыча была! Теперь ты мне свой самый славный подвиг расскажи».
Дрожит колдун, чует беду неминучую, до рассказов ли ему! Однако собрался с духом и говорит:
— Поехал я раз на охоту, встретил сто оленей и тоже всех в один день убил.
Только кончил колдун, Симеон посмотрел из окна на землю, да как крикнет: «ой, беда-то какая! Что это за рать несметная на наши села идет? Погляди-ка, батюшка Горын Горынович!»
Подбежал колдун к окну и нагнулся вниз посмотреть. А Симеон только того и ждал, выхватил меч, да как хватит его по затылку, так разом и отсек колдуну голову.
Семь недель после того лился на землю дождь. Снялось волшебное заклятье. Опять зацвели хлеба, зазеленели луга и деревья, ручьи водой наполнились. Зажили села в счастье и довольстве, а Симеона за его подвиг своим князем выбрали. Женился он на премудрой красавице-княжне, и разнеслась слава о Симеоне-богатыре по всему белому свету.