Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Авторизация
Контактная форма

Жили-были старик со старухой, и было у них три дочери — все три писаные красавицы.
Поехал старик весной поле вспахать. Небо всё в тучах; солнышка нету. Стало старика холодом прохватывать.
— Эх, говорить: — кабы солнышко! Старшую бы дочь за него замуж отдал, только бы погрело.
Тут как тут и старшая дочь идет: несет отцу обед.
Солнышко и выглянуло.
— Ну, говорит старик: — сосватал я тебя, дочка, за солнышко. Живи ты с ним в миру, да в ладу; нас не забывай!
Дочь говорить:
— Спасибо, тятенька.
Зять говорить:
— К нам в гости милости просим!
Как воротился старик домой, спрашивает его жена:
— А дочь где?
— Замуж отдал.
— За кого?
— За солнышко.
— И слава Богу!
Немного времени спустя, поехал старик в лес — дрова рубить. Позамешкался в лесу; глядь — уж и ночь; да темень такая, что топора в руках не видать.
— Эх, говорить: — кабы месяц! Среднюю бы дочь за него замуж отдал, только бы посветил.
Месяц и выглянул.
Тут как тут и средняя дочь идет: грибов искала, да дорогу потеряла.
— Ну, говорить старик: — сосватал я тебя, дочка, за месяца. Живи ты с ним в миру, да в ладу, нас не забывай!
Дочь говорить:
— Спасибо, тятенька.
Зять говорить:
— К нам в гости милости просим.
Как воротился старик домой, спрашивает его жена:
— А дочь где?
— Замуж отдал.
— За кого?
— За месяца.
— И слава Богу!
Подошли Петровки; поехал старик сено косить. На небе ни тучки; жар такой, что коса из рук валится; пот с лица градом.
— Эх, говорить: — кабы ветер! Младшую бы дочь за него замуж отдал, только бы холодком пахнул.
Ветер и подул.
Тут как тут и младшая дочь идет: отцу завтрак несет.
— Ну, говорит: — сосватал я тебя, дочка за ветра. Живи ты с ним в миру, да в ладу; нас не забывай!
Дочь говорить:
— Спасибо, тятенька!
Зять говорит:
— К нам в гости милости просим!
Как воротился старик домой, спрашивает его жена:
— А дочь где?
— Замуж отдал.
— За кого?
— За ветра.
— И слава Богу!
И стали старик со старухой жить вдвоем.
Недели не прошло, соскучился старик по старшей дочери.
— Дай, говорить: — пойду, проведаю, как она с мужем живет.
Вышел из дому засветло; а как пришел к зятю, совсем смерклось; солнышко с женой уж и спать улеглись на сеновале.
Поднялись они отца встретить.
— Ну, жена, говорить солнышко: — надо нам тятеньку угостить. Затевай-ка блины!
— Что ты? говорить жена: — стану я ночью печь разводить!
— Теста только замеси, говорить солнышко: — а печи разводить не нужно.
Сделала она тесто: а солнышко и говорить:
— Лей мне на голову!
Жена налила; блин и испекся.
Как погостил старик у зятя, да пришел опять домой кричит старухе:
— Эй, старуха! Затевай блины!
— Что ты, с ума, знать, сошел? — говорить жена: — ночью да печку топить!
— Не надо печки топить! Меси, знай, тесто!
Замесила старуха тесто. Подставил ей старик голову.
— Лей, говорить: — мне на лысину!
Налила ему старуха, залепила старику и глаза, и уши, и нос, и рот.
Три дня старик в бане отмывался.
Еще неделя прошла, соскучился он по средней дочери.
— Дай, говорит: — пойду, проведаю, как она с мужем живет.
Вышел из дому засветло; а как пришел к зятю, совсем смерклось: месяц с женой уж и спать улеглись на подволоке.
Поднялись они отца встретить.
— Ну, жена, говорить месяц: — надо нам тятеньку угостить. Ступай-ка, принеси медку!
— Что ты? говорить жена: — да как я в потемках-то в погреб пойду?
— Ничего, говорить месяц: — иди, знай! темно не будет.
Пошла она в погреб; а месяц только палец над творилом подержал — все углы осветил.
Как погостил старик у зятя, да пришел опять домой, кричит жене:
— Эй, старуха! Давай-ка меду!
— Что ты? али рехнулся? говорить старуха: — ночью да в погреб лезть!
— Ничего, говорить старик: — я тебе посвечу.
Полезла старуха в погреб, а он над творилом палец держит.
Слетела впотьмах старуха с лестницы, глаз себе выколола.
Еще неделя прошла, соскучился старик по младшей дочери.
— Дай, говорить: — пойду, проведаю, как она с мужем живет.
К младшей дочери поспешил засветло. Угостила она с мужем чем Бог послал. Погостил старик, стал прощаться.
Тут и говорить жене ветер:
— Жарко, жена, в избе; пойдем на воду сидеть.
— Что ты? говорить жена: — да ведь утонем.
— Не утонем, говорить ветер: — бери, знай, шубу!
Взяла жена шубу, пришли они к реке, кинул ветер шубу на воду.
— Прыгай! говорить жене.
Прыгнули они оба разом на шубу, ветер подул, и поплыла с ними шуба, что твоя лодка.
Как пришел старик домой, кричит жене:
— Эй, жена! жарко в избе; пойдем на воду сидеть.
— Что ты? говорит старуха: — али из последнего умишка совсем выжил? Утонуть захотел!
— Не бойся — говорит старик: — не утонем; бери только шубу с собой!
Взяла старуха шубу, пошли они, и пришли к реке.
— Кидай, говорит, старик: — шубу на воду!
Кинула старуха.
— Ну, давай теперь мне руку, говорит старик: — прыгай со мной на шубу. То-то будет сидеть мягко да прохладно.
Прыгнули они оба разом, и пошла с ними шуба ко дну. Только их и видели.