📑 Верный Иван. Семенов С. Т.

Лого Верный Иван. Семенов С. Т.В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. Правил он своим царством много лет и завел такие законы и порядки, от каких всем его подданным жилось очень легко. Состарился царь, и пришло время ему умирать. Призвал он к себе своего наследника, молодого царевича, и говорит:

— Выслушай меня, любезный сын: приходит мой последний час, вместо меня ты будешь править народом. Ты видишь, как я устроил свое царство и какие порядки в нем завел; дай ты мне клятву, что и ты так же будешь заботиться о своих подданных, как заботился и я.

— Хорошо, — говорит наследник, — готов и я, как и ты, своему народу служить; только открой мне, как ты своим царством управлял и кто тебе главным помощником и советчиком был?

— Управлял я своим царством так, — отвечал отец, — что всегда думал, чтобы всем подданным хорошо было; а из советчиков я слушал только своего слугу Верного Ивана.

— Хорошо, — говорит царевич, — буду и я стараться по твоим стопам идти.

— А коли пойдешь ты по моим стопам, так и ты процарствуешь мирно и счастливо, и вот тебе на то родительское благословение.

Благословил царь царевича и помер. Царем сделался молодой царевич. Похоронил он отца с большими почестями и стал думать, как ему управлять царством. Призвал он к себе Верного Ивана и говорит:

— Слуга наш неизменный, Верный Иван. Назначил тебя мюй покойный отец моим главным советчиком и наставником; научи меня, как мне лучше царством управлять.

— Правь, — говорит Верный Иван, — как твой покойный батюшка правил, и все будет хорошо.

— А отчего мой покойный батюшка так хорошо правил царством?

— А брал он примеры с того, как ведет у себя порядки царица Бесценный Ум.

— Что это за царица?

— А царствует она в одной заморской стране, и нигде в целом свете нет никому такого житья, как в ее царстве. От мала до велика в ее царстве счастливы, все за нее молят бога, и послал ей бог за это неувядаемую молодость и неописанную красоту.

Разгорелось сердце у молодого царя, и проговорил он:

— Нет ли в нашем царстве хоть ее портрета?

— Есть у нас ее портрет, только боюсь я его показывать: сколько молодых людей глядели на него и посходили с ума по ней; не приключилось бы и с тобой какой беды.

— Будь что будет, — сказал царь, — а должен ты мне показать этот портрет.

Повел Верный Иван молодого царя по палатам, привел к той горнице, где висел портрет царицы Бесценный Ум, отворил дверь; взглянул царь на портрет, да так и ахнул: такая эта царица была неописанная красавица и в таком богатом одеянии, что царь ничего подобного отроду не видывал. Поглядел царь на этот портрет и говорит:

— Должен я на ней жениться, а ты мне в этом помощником будь.

— Жениться, — говорит Верный Иван, — нельзя. Много было людей, которые хотели того же, но она всем отказывала.

— Я, — говорит царь, — и слышать этого не хочу. Волей или неволей, а должен я эту царицу добыть, а не то с ума сойду.

Задумался Верный Иван; думал-думал, пришел к царю и говорит:

— Ежели уж такая твоя царская воля насчет женитьбы на царице Бесценный Ум, то нужно тебе вот что сделать. Есть у тебя в царстве много художников, пусть они понапишут тебе разных картин, а на этих картинах изобразят, как люди счастливо живут во всех званиях и состояниях. Когда напишут тебе таких картин, наберем мы их на корабль и поедем в ее царство.

Призвал царь художников со всего своего царства, заказал им картины, и написали они этих картин многое множество. Увешал ими Верный Иван всю внутренность корабля, потом велел Верный Иван одеться царю в купеческое платье, а сам нарядился его слугой. И поехали они на корабле по морю.

Ехали-ехали и приехали к тому городу, где жила царица Бесценный Ум.

Взял Верный Иван с собою несколько картин и пошел по городу. Подошел к царскому дворцу, а у дворца стояла одна горничная царицы. Набился ей Иван со своим товаром; взглянула она на него и говорит:

— Выписаны тут люди не наши, а живут лучше нашего. Пойдем к царице, она у нас очень любит такую жизнь — так, верно, купит твои картины.

Пошли они к царице. Взглянула царица на картины.

— Ах, — говорит, — как это хорошо! Я у тебя все покупаю.

Верный Иван на это говорит:

— Тут, — говорит, — у меня, может, только сотая доля всего товара, а ты бы поглядела, сколько его у моего хозяина на корабле.

Разгорелись у царицы от его слов глаза, она и говорит:

— Веди меня на корабль!

Ввел Верный Иван царицу на корабль, встретил их там молодой царь, наряженный купцом, и повел показывать свои картины. Картинами были увешаны все каюты.

А пока царица разглядывала их, Верный Иван велел обрубить канаты и пустить корабль по морю. Оглядела царица картины и спрашивает:

— В каком царстве так живется?

Царь ей на это ответил, что такой жизни пока нет, но ему всей душой хочется завести ее.

Оглянулась тогда царица и видит, что корабль ушел в море, так что и берега не видать. Догадалась царица, что ее обманули, и завопила:

— Обманули меня, похитил меня какой-то купчишка!

Царь на это и говорит:

— Не купчишка я, прекрасная царица, а владыка огромного царства; а решился я тебя увезти потому, что много я наслышал о твоей мудрости, и решился я завести и у себя такие порядки, как у тебя, а так как мне одному это трудно, то хочу я все делать по твоему указанию; выйди за меня замуж и владей и мной и царством моим!

Понравились царице Бесценный Ум такие речи, и согласилась она за него замуж пойти.

* * *

Кроме Верного Ивана, у царя было еще множество слуг; только эти слуги заботились больше не о том, чтобы в царстве мир и порядок был, а была бы им самим ото всего выгода.

И еще при старом царе они косились на Верного Ивана; когда же стал царем молодой царь и приблизил к себе Верного Ивана, они совсем невзлюбили его. Особенно им горько стало, как Верный Иван царя к царице Бесценный Ум повез.

“Ну, — думают, — выйдет удача, будет Верный Иван дороже молодому царю, чем старому, и будет он во всем только его одного слушать, а на нас не станет и глядеть”.

И решили они лучше извести царя, чем себе такого унижения дождаться.

Сидит раз Верный Иван на палубе корабельной и глядит на море. Вдруг, откуда ни возьмись, прилетели три ворона, уселись на край корабля; подлетает к ним четвертый. Стали они меж собой разговоры вести.

Верный Иван понимал птичий язык, стал он к их разговору прислушиваться. Вот и слышит он, что каркает тот ворон, что после прилетел.

— Счастливые, — говорит, — тут едут царь с царицей, много перед ними радости впереди.

А один ворон говорит на это:

— Не одна радость, ждут их и беды.

— Какие же беды?

— А вот какие беды — подготовили им лицемерные слуги опасность: как приедет царь к своему царству, выйдет на берег, тогда выведут ему такого удивительного коня золотой масти, какого он сроду не видал. Захочет царь на него сесть и только сядет, как конь понесет его что есть духу и убьет и себя и царя.

— А можно ли спастись, когда конь понесет?

— Нет, а самое лучшее царю на него не садиться, а кому-нибудь застрелить коня. Только если кто это сделает да скажет царю, для чего он сделал это, так окаменеет у него за это одна нога.

Другой ворон говорит:

— Если и от этой беды царь избавится, то ждет его другая. Только он пойдет во дворец, как увидит свадебную рубашку, и такую искусную, какой он никогда не нашивал. И если он ее наденет, то сейчас же захворает и помрет. Она так пропитана спиртом, что до нее без опаски и дотронуться нельзя — сейчас сгоришь. Избавить царя от этой беды можно только тем, что надо бросить рубашку в огонь; но, если кто это сделает да скажет об этом царю, окаменеет тот до пояса. Третий ворон говорит:

— Если и тут царь избавится от беды, то все равно ему не миновать горя. Его невесту на свадьбе опоят зельем, она упадет в обморок и умрет. Одно избавление от этого: если кто догадается открыть ей грудь и выпустить из груди немного крови. Только если кто про это узнает, да так сделает, да скажет царю, тот весь в камень обратится, — такие уж на то положены клятвы.

Улетели вороны, и думает Верный Иван крепкую думу.

“Что тут делать? Если сказать все царю, то, значит, себя на лютую смерть обречь: сейчас же в камень обернешься. Если же себя пожалеть, то царю с царицей беда грозит”. Думал-думал Верный Иван и решил пока так поступить, как бог на душу положит. Подплыли они к своему царству, стали выходить на берег. Глядит Верный Иван, — и в самом деле, ведут царю коня, да такого красивого, какого еще никто не видывал. Увидал царь коня, загорелись у него глаза.

— Вот, — говорит, — такой конь мне теперь к разу.

И только было он направился к коню, как опередил его Верный Иван, вскочил на спину к коню, отъехал немного, вынул пистолет и прострелил коню голову. Конь пал, а лицемерные слуги подняли ропот.

— Какого, — говорит, — коня порешил; не дал и царю на нем прокатиться.

Царь прикрикнул на них и поехал во дворец на другой лошади.

Приехали во дворец. Вошел царь с царевной в палаты, и видит царь — лежит там на блюде рубашка, и вся-то она соткана из золота и серебра и убрана самоцветными камнями. Увидал царь рубашку, раззарился.

— Вот, — говорит, — эта рубашка мне к разу, — и хотел было уж взять ее в руки, как Верный Иван надел рукавицы, схватил рубашку и бросил ее в печку, в огонь.

Сгорела рубашка, а лицемерные слуги опять зароптали.

— Вот, — говорят, — какую он волю взял, царскую рубашку сжег!

А царь опять только прикрикнул на тех слуг и велел им молчать.

Сыграли царскую свадьбу. После венчания стали пировать да веселиться. Пошла молодая царица танцевать. Вдруг она как упадет и сделалась, как мука, белая. Все заахали.

Откуда ни взялся Верный Иван, схватил молодую царицу на руки, унес в особую горницу; разорвал он у нее платье на груди и выпустил немного крови.

Царица открыла глаза, вздохнула и опять поднялась на ноги. А слуги еще пуще зароптали на Верного Ивана.

— Это что ж, — говорит, — за самовольство! На что похоже! Смеет ли он к царице хоть пальцем прикоснуться?

Послушался на этот раз царь лицемерных слуг, разгневался.

— Не хватает, — говорит, — моего терпения спускать все; бросьте, — говорит, — его в темницу, а завтра назначить суд над ним.

Нарядили на другой день суд, стали судить Верного Ивана. Судили лицемерные судьи и присудили его к лютой казни. Повели его на казнь, и взмолился Верный Иван перед смертью.

— Хочу, — говорит, — видеть батюшку-царя, в последнюю минуту перед ним душу открыть.

Подошел к нему царь, и говорит ему Верный Иван:

— Пришел мой конец, — не эта, так другая казнь меня ожидает; только хочу я рассказать, что не из злого умысла все я это делал: чтобы тебя, царь, спасти.

И рассказал Верный Иван ему все дело и только кончил рассказ, как сделался весь каменный. Царь испугался, бросился к царице. Когда царица узнала всю эту историю, то воспылала гневом на царя и объявила ему, что если он не оживит Верного Ивана, то покинет и она его.

Разгневалась она за то, что царь не мог сохранить до конца веры в преданного слугу и поддался наговорам лицемерных слуг.

Царь испугался еще больше, объявил по всему царству большую награду тому, кто может оживить Верного Ивана, но никто за это дело не взялся. Так и погиб Верный Иван.

Царица Бесценный Ум наняла вольный корабль и воротилась в свое родимое царство. А царь остался с лицемерными слугами — стал править царством по их советам, и нарушился в его царстве мир и порядок.

Вскоре он и сам погиб на ратном поле, на одной войне, в которую его втянули лихие советчики.

1902 г.

 

При перепечатке просьба вставлять активные ссылки на ruolden.ru
Copyright oslogic.ru © 2022 . All Rights Reserved.