Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

РусалкиВстреча с русалками опасна и почти всегда приводит человека к гибели. Русалки губят людей самыми разными способами. Чаще всего они нападают и замучивают до смерти: щиплют, кусают, душат, щекочут своими большими грудями, пока жертва не умрет от смеха. Щекотать людей до смерти — излюбленный способ русалок, так считают везде, и только в северорусских деревнях думают по-другому.

  • Русалки человека поймали и защекотали бы, но у него хлеб был с собой за пазухой (а хлеб — очень сильный оберег), так они его оставили, не тронули — так и жив остался. По житу боялись ходить, там показывались русалки — могли защекотать насмерть.
  • Русалки в жите ходят. Бывало, дети в жите прячутся, а мать им говорит: «Не ходи в жито, а то русалка изловит. Возьмет, косы распустит и замотает тебя этими косами». Когда жито цветет, так и она красуется возле жита.
  • Те, кого защекотали русалки, сами становятся русалками.
  • Вот парни и девушки на Троицу гуляли, вдруг видят — идут толпой русалки. Как увидели русалок, все бросились бежать, так в.се русалок боялись. Все убежали, а одна девушка не убежала, и русалки ее защекотали. Утром рано люди на пастбище коров выгоняют, видят — она сидит, желтая, уже неживая. Ну, мать забрала ее в хату, а знает, что она уже русалка, поэтому ее не хоронили, а целый год она была в хате. В хате она при людях не ела. При семье ничего не ела, а как только все выходят, ей поставят еду — кашу там наварят или борщ, чтобы пар шел, то она вставала и ловила ртом этот пар. Наестся, наестся пару и назад к себе за печку, там она и сидит. И так целый год. А уже на следующую Троицу, год прошел, она в ладоши захлопала и говорит: «Наши, наши идут!» Встала и пошла с русалками.

Русалки любят топить купающихся и затягивать в воду женщин, стирающих на берегу.

  • Русалка в воде. Вот у нас на горке есть в реке родник. Вот в этом роднике две девушки потонули и парень. А русалки выйдут среди ночи, волосы чешут, у них волосы до пояса, черные. Я вот не видела, а старые-то люди видели. Две девки потонули — русалка увела их в воду. Русалка-то сидит, да боязно.
  • Вот у одной женщины утонул сын. Он и плавал-то неплохо и вдруг утонул. А было летом, конечно. А потом уже много времени прошло, пошла мать стирать на реку и видит — сидит на камне девушка красивая да голая, волосы черные, длинные. Она их чешет. Женщина как увидела ее, сильно испугалась. Стоит, не дышит. Ведь эта русалка как посмотрит на кого, так человек застынет и будет так долго неподвижно стоять. Вдруг русалка повертывается и говорит: «Твоему сыну хорошо. Иди домой и не ходи больше сюда». И в воду прыгнула, а гребень оставила на камне. Женщина тогда опомнилась, бросилась домой, молилась долго. А сына тело так и не нашли.

Особенно неравнодушны русалки к молодым парням, они выкрикивают мужские имена, заманивают парней к себе в воду или приглашают покачаться вместе на ветках деревьев или качелях.

В славянских поверьях о русалках то и дело упоминается прядение, пряжа, нитки, полотно. Русалки ходят голые, без обуви и без платков на голове, и потому необходимо дать им одежду или кусок полотна и ниток, чтобы они могли бы сшить себе что-нибудь. На Троицкие праздники для русалок вывешивали где-нибудь вблизи дома одежду или полотно. Особенно тщательно соблюдали этот обычай в семьях, у кого в роду были «русалки», то есть дочери, умершие до замужества, на Русальной неделе или утонувшие, или умершие до крещения дети. Такие семьи в течение всех праздников не забывали вывешивать на ночь на изгородь юбки, кофты, платки, полотенца. В народе верили, что русалки наряжаются в эту одежду и гуляют в ней.

  • У кого девочки умирали маленькие, эти девочки всегда гуляют на Троицу. В четверг после Троицы. Тогда выносят одежду, вешают где-нибудь на дворе. На ночь вешают. Эти русалочки будут по житу гулять и эту одежду наденут. Моя мать выносила, бывало, на грушу повесит. «Это, — говорила, — мои девочки придут, да оденутся и пойдут по житу гулять».
  • Вот у нас в Петров пост, в первый день Петрова поста, говорят, что русалки гуляют по житу. Вот одежду вешали на забор, говорят, русалки придут в мокром и переоденутся в эту одежду. Русалочки гуляют. У соседки умерла девятилетняя внучка, так для нее развешивали одежду. Утром соседка пришла на кладбище и плакала: «Галя, Галя, ты же не пришла. Я тебе платьице вешала, а ты не пришла, ты мокрая». Так внучка ей под утро приснилась в том самом платьице рябеньком.
  • Когда жито цветет, тогда русалки ходят. Вот померла у одних девушка, она уже приходит и просит кого-нибудь из женщин в семье: «Дай же мне свою юбку, у меня нет такой». Вот одна дала — повесила во дворе. В первую ночь встали — нет юбки, а во вторую ночь посмотрели — эта юб-
    ка на пороге лежит. Если умерла девушка у кого, то та мать уже одежду вешает ночью, из-за того, что ее дочка умерла. Когда жито цветет, тогда во дворе одежду вешают, платок повесят. Это, говорят, русалки одевают и гуляют в ночи.

На юге России холсты на рубашки для русалок развешивали по лесам и прибрежным кустарникам. В песнях, которые раньше пели на Троицкую неделю, рассказывается, как русалки просят у людей одежду:

Сидела русалка на белой березе,
Просила русалка у девочек сорочки:
«Девочки-сестрички, дайте мне сорочки,
Хоть не беленькой,
Лишь бы тоненькой».

Есть немало рассказов и быличек о том, как русалка просила у встретившейся женщины сорочку, юбку или кусок полотна, например, для того чтобы прикрыть ими своего нагого ребенка. В народе верили, что при встрече с русалкой, чтобы она не тронула, от нее можно откупиться, бросив в ее сторону платок, фартук или даже рукав от платья оторвать, если нет ничего другого.

Пошла женщина в лес за ягодами. Видит — на суку березы люлька висит, сделанная из куска коры. Подошла женщина поближе — а в люльке голый ребенок плачет. Женщине стало жалко ребенка, хоть и поняла она, что это не человеческое дитя. Сняла она с себя фартук и прикрыла им ребенка. Прикрыла, укачала ребенка и пошла себе домой. На выходе из леса слышит она: «Эй, постой!» Оглянулась — а ее догоняет какая-то женщина с длинными распущенными волосами. Это была русалка. Испугалась женщина, однако остановилась. Русалка же дотронулась до рук женщины и сказала: «Ты пожалела моего ребенка, за это я даю тебе спор в руки». С тех пор у женщины вся работа стала спориться, пришла к ней ловкость да удача во всем.

По другим версиям той же былички, русалка наградила жалостливую женщину урожаем льна, нескончаемым рулоном полотна, способностью хорошо прясть или еще чем-нибудь в этом роде. А вот тех, кто обругает ее ребенка, назовет его «гадким», русалка сурово наказывает, а то и убивает. Крестьянина, который хотел убить найденных им в лесу детей русалки, тут же скорчило.

В этот последний день, который обычно приходился на воскресенье Троицкой недели или понедельник следующей (первый день Петровского поста), русалкам устраивали проводы, выпроваживая их за пределы человеческого мира. В разных местностях это делали по-разному: «палили», «топили», «закапывали», «хоронили», «прогоняли», «провожали».

Делалось это так: в селе выбирали кого-нибудь на роль «русалки» — длинноволосую молодую девушку или старую бабу, которой на спину прикрепляли сделанный из тряпок «горб». Реже «русалкой» становился парень. Все участники обряда, в том числе и сама «русалка», рядились в белые одежды, надевали на головы венки. Иногда свиту «русалки» составляли ряженые парни, они надевали белые рубашки, повязывались платками и вставали на ходули, изображая высоких белых женщин. «Русалку» с головы до ног украшали зелеными ветками, травами и цветами, надевали на нее большой венок из папоротника, причем так, чтобы он закрывал ей лицо. Или же девушке, ряженной русалкой, распускали волосы, но тоже так, чтобы лица не было видно. Поскольку «русалка» ничего не видела, ее в течение всего обряда водили под руки. Образ существа, принадлежащего к потустороннему миру, дополнялся соответствующим одеянием: «русалки» то щеголяли в одних сорочках, то напяливали на себя рваную, безобразную одежду, лица мазали сажей. Кое-где они участвовали в обряде проводов верхом на кочерге или с помелом в руках. А в некоторых деревнях роль русалки выполнял не человек, а сделанное из тряпок и соломы чучело в женской одежде.

Торжественное шествие с ряженой «русалкой» во главе проходило по всему селу и заканчивалось выпроваживанием, удалением «русалки» за околицу. Участники обряда и действиями и словами подчеркивали, что с этого дня русалок на земле больше нет и всюду можно ходить свободно. Во время шествия пели:

Проводили русалочек, проводили,
Чтобы они до нас не ходили,
Да нашего житечка не ломили,
Да наших девочек не ловили.

Или:

Проведу русалок до бору,
В зеленую дуброву,
Русалки чтобы не лоскотали,
Летом не пугали.

Спев несколько песен, участники обряда вели «русалку» к ручью, где она снимала с себя венок и вешала на дерево. После этого все возвращались назад к кострам и продолжали веселиться.

В некоторых местах России бытовали и совсем необычные обряды. Например, русалку символизировало чучело в виде коня. Вот как это происходило в конце XIX века.

После обеда молодежь собирается на улице, начинаются песни и пляс. Немного погодя принимаются за русалку, для чего наряжают чучело. К вечеру является и русалка — это конь, сделанный из соломы, на нем сидит мальчик лет 15 … и смешит народ своими прибаутками; у этого коня ноги заменяют два дюжие парня, закутанные в торпище (грубую рогожу); конь весь увешан разноцветным тряпьем и бубенчиками; за ним валит народ, преимущественно бабы, девки и дети, бьют в тазы и заслоны; не идет он прямо по улице, а мечется в стороны, разгоняет и давит народ … таким образом вся толпа валит к реке с пением, приплясыванием и хохотом и бросает чучело в воду.

В народе известна целая система оберегов от русалки. Прежде всего это — выполнение различных запретов, особенно строгих для тех семей, где были утопленницы или умирали молодые девушки. Смысл запретов заключается в том, чтобы не повредить русалкам, не потревожить их, а следовательно, не вызвать их гнева и мщения. На Русальной неделе запрещалось белить или мазать глиной дом или печь, чтобы не замазать глаза русалкам; стирать, чтобы не забрызгать их грязной водой; шить, чтобы не зашить глаза русалкам или не пришить их к одежде. На этот счет в ходу были шутливые приговоры: «Не шей, а то зашьешь русалку, будет пищать тебе в доме целый год»; или: «Не мажь глиной печь, а то русалку замажешь, будет целый год пищать». Чтобы русалки были добры к человеку, полагалось класть им «относы» — жертвы в виде хлеба, соли, блинов, меда, которые оставляли на границах полей, перекрестках дорог, на пнях. «Относами» задабривали русалок и в тех случаях, когда считали их виновными в пропаже скотины. В этом случае необходимо было разорвать пополам новую женскую рубашку, завернуть в нее хлеб с солью, перевязать это красной лентой, отнести на перекресток лесных дорог и сказать:

Прошу вас, русалки,
Мой дар примите,
А скотинку возвратите.

Против русалок используются и универсальные средства, годные против любой нечистой силы — крест, молитва, матерная брань. Считается, что поскольку русалки боятся креста, они всегда стараются напасть на человека сзади. В одной из быличек парень, хотевший увидеть русалок, надел второй крест себе на спину, и русалки не смогли к нему подступиться. Сильнейшим оберегом при нападении русалок служит магический круг, обведенный железным предметом — ножом или серпом. Чтобы уберечься от русалок, полезно иметь при себе что-нибудь острое или колючее, например, булавку или иголку. Пугают русалок и предметы, связанные с огнем и домашним очагом, в частности, кочерга и головня. Избавиться от них, как и от других демонических существ, можно отбиваясь от них наотмашь рукой или вальком.

Чтобы не попасться русалкам, на Русальной неделе запрещалось ходить в лес и на поля, купаться в реках, работать на огороде. А если посетить опасные места было необходимо, следовало подвязывать под мышки полынь, чеснок, хрен, потому что русалки боятся этих растений и никогда не приблизятся к тому, от кого исходит их запах. Также они боятся крапивы и осины. Оберегом от них является даже слово «полынь» или приговоры типа: «Хрен да полынь, плюнь да покинь». Полагают, что, когда русалка встречает человека, она у него спрашивает: «Полынь или петрушка?» Если человек по незнанию ответит: «Петрушка», русалка скажет: «Ах ты, моя душка!» — и защекочет его насмерть. По этой же причине нельзя было произносить слово «мята», потому что русалка ответит: «Тут твоя и хата», — и набросится на человека. Если же на вопрос русалки ответить: «Полынь», она скажет: «А ну тебя, сгинь!» — и отстанет. Помогает также, если правильно ответить на вопрос русалки, сколько зубьев в бороне.

Очень важно первому заметить русалок и крикнуть: «Чур, моя!» Тогда русалки не только не причинят вреда, но одна из них даже последует за человеком в дом и будет целый год служить, как усердная работница, питаясь только паром, выходящим из горшков. Проживет она в доме до следующей Русальной недели, а потом убежит в лес.