Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

Прослужил солдат Богу и великому государю сполна двадцать пять лет, получил чистую отставку и пошел домой на родину. Шел-шел, попадается ему навстречу убогий нищий и просит милостыньку. А у солдата всего-то капитала — три сухаря. Отдал он нищему один сухарь и пошел дальше. Попадается ему другой нищий, кланяется и тоже просит милостыньку. Солдат подал и ему сухарь. Опять пошел дальше своей дорогой и повстречал третьего нищего — старика седого как лунь. Кланяется старик, просит милостыньку. Вынул солдат из ранца последний сухарь и думает: «Целый дать — самому не останется; половину дать — против тех двух нищих старика обидеть. Нет, лучше отдам ему целый сухарь, а сам обойдусь как-нибудь». «Спасибо тебе, добрый человек! — говорит старик солдату. — Теперь скажи мне: чего желаешь, в чем нуждаешься? Может быть, я тебе в чем и помогу». Хотел солдат пошутить и говорит: «Коли есть у тебя карты, подари на память». А старик вынул из-за пазухи карты и подал солдату. «Вот, — говорит, — тебе карты, да еще не простые: с кем станешь играть, того наверно обыграешь. Да вот еще тебе котомка холщевая. Если встретится тебе на дороге зверь или птица и захочешь ты их поймать, распахни котомку и скажи: «Полезай сюда» — и будет по-твоему». — «Спасибо, дедушка», — говорит солдат; взял котомку, попрощался со стариком и пошел своей дорогой.

Шел он немало и пришел к озеру, а на том озере плавали три диких гуся. «Попробую-ка я свою котомку», — думает солдат. Распахнул котомку и говорит: «Эй вы, дикие гуси, летите-ка сюда!» И только солдат эти слова вымолвил, как снялись гуси с озера и прилетели прямо в котомку. Солдат ее завязал, закинул за плечи и пошел дальше.

Шел он, шел и зашел в чужеземное государство, в неведомый город, и первым долгом — в трактир, перекусить чего-нибудь и отдохнуть с дороги. Сел за стол, подозвал хозяина и говорит: «Вот тебе тройка гусей. Этого гуся ты мне зажарь, этого на водку променяй, а этого себе за хлопоты возьми». Сидит солдат в трактире и угощается: выпьет рюмочку да гусем закусит. И вздумалось ему посмотреть в окно. А из окна был виден царский дворец. Смотрит солдат и дивится: выстроен дворец на славу, а ни в одном окне целого стекла нет — все перебиты. «Что за притча? — спрашивает солдат у хозяина. — Кто же это смел во дворце окна перебить?» И рассказал тут трактирщик солдату диковинную историю. «Построил, — говорит, — наш царь себе дворец, а жить в нем нельзя. Вот уже семь лет он стоит пустой: всех нечистая сила выгоняет. Каждую ночь собирается там чертовское сонмище: шумят, кричат, пляшут, в карты играют».

Солдат недолго стал раздумывать: развязал ранец, вынул оттуда запасной мундир, надел его, заслуженную медаль прицепил и явился к царю. «Ваше царское величество! — говорит. — Позвольте мне в вашем пустом дворце одну ночь переночевать». — «Что ты, служивый! — говорит ему царь. — Бог с тобой! Много смельчаков бралось ночевать в этом дворце, да никто жив не вернулся. Да ты знаешь ли, что во дворце творится?» — «Знаю все, ваше величество! Только ведь русский солдат в огне не горит, в воде не тонет. Служил я Богу и великому государю двадцать пять лет, в сраженьях бывал, турку бивал, да вот же жив остался; а то за одну ночь у тебя помру!» Сколько ни уговаривал царь солдата, тот все на своем стоит. «Ну, — говорит царь, — ступай с Богом, ночуй, если хочешь; я с тебя воли не снимаю».

Вечером пришел солдат во дворец и расположился в самой большой палате; снял с себя ранец и в уголок поставил, сумку с саблей на стенку повесил; сел за стол, рядом с собой котомку положил, набил трубочку — сидит да покуривает. Ровно в полночь загудело, завыло, поднялся во дворце шум и гам. Откуда ни возьмись, набежало чертей видимо-невидимо; скачут, свистят, кричат — оглушили солдата совсем. «А, и ты, служивый, здесь! — завопили черти, как увидали солдата. — Зачем пожаловал? Не хочешь ли с нами в карты поиграть?» — «Отчего не хотеть, — говорит солдат. — Только, чур, играть моими картами: вашим я не верю». Черти согласились. Вынул солдат свои карты и стал сдавать. Раз сыграли — солдат выиграл, в другой — опять солдат выиграл… Сколько ни ухитрялись черти, сколько ни плутовали, а все деньги спустили солдату. Забрал солдат целую кучу золота и говорит чертям: «Будет, что ли? Или отыгрываться хотите?» Черти порешили отыгрываться. «Постой, служивый! — кричат ему. — Есть у нас в запасе еще шестьдесят четвериков серебра да сорок четвериков золота». И приказал старшой черт, Дедушка Лысый, маленькому чертенку таскать сначала серебро. Сели опять играть — опять солдат обыгрывает. Чертенок таскал-таскал, все серебро перетаскал, умаялся и говорит старшому, Лысому Дедушке: «Дедушка! Больше нету». — «Таскай, пострел, золото!» Принялся чертенок за золото, перетаскал все мешки, целый угол завалил… И золото выиграл солдат. «Дедушка, больше нету!» — говорит чертенок старшому. «Играй в долг, после отдадим!» — кричат черти солдату. «Да в долг я и медного гроша вам не поверю», — говорит солдат. Жалко стало чертям своих денег, да и обидно, что солдату такое счастье привалило. Стали черти приступать к нему, да как заревут: «Разорвем его, братцы! Съедим его!» «Еще посмотрим, кто кого съест», — говорит солдат. Схватил он свою котомку, распахнул и спрашивает: «А это что?» «Котомка», — говорят черти. «А если котомка, — полезайте в нее!» Только вымолвил он эти слова, и полезли черти в котомку. Лезли-лезли, набились, как сельди в бочонок, пищат, давят друг друга. Когда все влезли, солдат завязал котомку покрепче и повесил на гвоздь, сам стал золото да серебро пересчитывать.

Поутру посылает царь своих людей: «Ступайте, проведайте, что с солдатом деется. Коли разорвала его нечистая сила, так приберите его косточки». Вошли царедворцы во дворец, смотрят — и глазам не верят: солдат по горницам похаживает да трубочку покуривает. «Здорово, служивый! Не чаяли тебя в живых видеть. Ну, как ночевал, как с чертями поладил?» — «Что черти! Вы посмотрите-ка лучше, какую уйму серебра да золота я у них выиграл!» Посмотрели царские люди и еще больше вздивовались, а солдат им наказывает: «Приведите, братцы, поживее двух кузнецов, да пусть наковальню и два молота захватят». Сказано — сделано. Пришли кузнецы с наковальнею и с молотами. «Ну-ка, — говорит солдат, — снимите эту котомку да приударьте ее по-кузнечному».

Стали кузнецы снимать котомку со стены и говорят промеж себя: «Ишь, какая тяжелая! Черти, что ли, в ней напиханы?» А черти откликаются: «Мы, батюшки! Мы, родимые!» Кузнецы поставили наковальню, положили на нее котомку, да как приударят по ней молотами по-кузнечному… Жутко пришлось чертям, невмоготу стало терпеть, и стали они вопить: «Смилуйся, служивый! Выпусти на вольный свет! Вовек тебя не забудем, а уж сюда больше ни ногой, всем закажем, за сто верст обегать будем!» «Стойте!» — говорит солдат кузнецам. Развязал он котомку: черти так и прыснули, повыскакивали все и без оглядки бросились бежать домой — в преисподнюю. А солдат — не промах: ухватил старшого черта, Дедушку Лысого, за ногу и говорит: «Постой, погоди, лысый черт, давай сперва мне расписку, что будешь мне верно служить». Нечего делать: уколол себе черт лапу и кровью написал расписку. Солдат спрятал расписку и отпустил черта, а сам пошел к царю.

«Молодец, служивый! — говорит царь солдату. — Спасибо тебе». «Рад стараться, ваше величество!» — отвечает солдат. Царь наградил его за службу и оставил жить при себе. И стал солдат жить-поживать без нужды и забот: всего у него вдоволь, денег куры не клюют, люди ему в пояс кланяются. Задумал он жениться: приискал себе невесту, сыграл свадьбу, а через год и сын у него родился. Раз приключилась мальчику хворь; много лекарей перебывало, много лекарств перепробовали, а все толку нет, только даром деньги солдат платил. Вспомнил тогда он, что черт, Дедушка Лысый, дал ему когда-то расписку на верную службу. Нашел он эту расписку и сказал: «А ну-ка, лысый черт, стань передо мной, как лист перед травой! Посмотрим, как ты слово свое сдержишь». А черт тут как тут. «Здравствуй, служба! Что твоей милости угодно?» — «Да вот что: сынишка у меня что-то прихворнул, так не возьмешься ли его вылечить?» — «Отчего не взяться. Первым долгом давай мне стакан». Солдат подал. Черт налил воды в стакан, поставил больному в головах и говорит солдату: «Поди-ка, посмотри на воду». Солдат смотрит в стакан, а черт его спрашивает: «Ну, что видишь?» — «Вижу, Смерть стоит». — «Где?» — «У сына в ногах». — «Ну, коли в ногах, так ладно: будет здоров, а кабы в головах стояла — непременно бы помер. Теперь возьми воды из стакана и брызни на больного». Солдат так и сделал, и мальчик выздоровел в ту же минуту. «Спасибо за науку», — сказал солдат и отдал черту расписку. «Теперь я лекарем буду, — говорит, — народ буду пользовать». И стал солдат лечить князей, бояр и простой народ; только посмотрит в стакан, сейчас же и узнает, кому помереть, кому выздороветь. Вошел солдат в великую славу: издалека к нему лечиться приезжали, а побогаче люди к себе на дом приглашали.

Раз случилось самому царю захворать. Он лекарей и звать не стал, а прямо послал за солдатом. Явился солдат, налил в стакан воды, поставил царю в головах и посмотрел. Плохо дело! Смерть в головах стоит. «Ваше величество! Никто вас не может вылечить. Самую малость вам жить осталось». Разгневался царь на эти слова. «Как так? Князей-бояр ты вылечивал, а меня, царя, не хочешь вылечить! Да разве я хуже их? Сейчас велю тебя казнить!» Стал солдат думать крепкую думу: как ему быть? И начал он просить Смерть: «Отдай ты царю мой век, а меня умори! Лучше мне помереть своей смертью, чем лютую казнь претерпеть». Смерть кивнула головой и стала в ногах у царя. Взял солдат воды, обрызнул царя — и тот выздоровел. Стал тогда солдат просить у Смерти: «Дай мне сроку хоть на три часа, только домой сходить, с женой, с сыном проститься». «Ступай», — говорит Смерть.

Пришел солдат домой, лег на кровать, а под голову свою котомку положил; лежит-полеживает да трубочку покуривает. Вдруг Смерть тут и есть. «Ну, служивый, — говорит, — прощайся скорее: всего три минуточки осталось тебе жить на белом свете». Солдат потянулся, достал из-под подушки котомку, распахнул ее и спрашивает: «А это что?» Поглядела Смерть и отвечает: «Котомка». «А коли котомка — полезай в нее!» Нечего делать: влезла Смерть в котомку. Солдат — куда хворь его девалась! — вскочил с кровати, завязал котомку крепко-накрепко, вскинул ее на плечи и пошел в дремучие леса. Забрался в самую непросветную глушь, куда и зверь не зарыскивал, и птица не залетывала, повесил котомку на осине, а сам воротился домой.

С той поры перестал народ помирать: родиться родятся люди, а не помирает никто. Много лет прошло, солдат все котомки со Смертью не снимает. Идет он раз по улице, а навстречу ему бредет старушка древняя-древняя: глазами ничего не видит, волосы повылезли, зубы повывалились, руки-ноги трясутся, в которую сторону ветер подует, в ту и валится. «Вишь, какая старая, — говорит солдат. — Давно пора помирать тебе, бабушка». — «Сама знаю, что пора, батюшка, — говорит старуха. — Я бы и рада на покой, да без Смерти земля не принимает. Как посадил ты Смерть в котомку, оставалось всего моего житья на белом свете один только час. Я было сначала и обрадовалась пожить подольше, да под старость — жизнь не на радость. И тебе, служивый, это — от Бога непрощаемый грех! Много душ на этом свете по твоей милости так же, как я, ни к чему мучаются». Вот солдат и стал думать: «Видно, придется мне Смерть на волю выпустить. Уж пускай уморит меня. И без того на мне грехов много».

Собрался солдат и пошел в дремучие леса. Подходит к осине и видит: висит котомка по-прежнему и качает ее ветром в разные стороны. «Здорово, Смерть! — говорит солдат. — Что ты, жива еще?» «Жива, батюшка», — отзывается Смерть чуть слышно из котомки. Снял солдат котомку, развязал и выпустил Смерть на волю. «Теперь, — говорит, — я в твоей воле: бери меня, коли хочешь!» Куда тебе! Бросилась Смерть бежать со всех ног, куда глаза глядят, кричит: «Пускай тебя кто хочет морит, а я не стану!» Только солдат ее и видел.

Воротился солдат домой и стал жить-поживать на белом свете. Жил-жил, даже надоело. Думалось, и конца не будет, да вот недавно полез, пьяный, в подвал за вином, свалился с крутой лестницы и сломал себе шею вовсе. Ну, без головы, как ни вертись, а жить нельзя. Тут его Смерти волей-неволей уж пришлось взять.