Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

С самого утра мужичок трудится на своей борозде, устал бед­ный. Едет воевода. Известно, воеводы рано не встают, ездить не ездят. Вот подъезжает он, увидел мужичка, подозвал, начал спра­шивать, как его зовут, прибыльно ли работать, сколько получает в год. «Ничего, слава богу, сыт, не гол — и того будет. За большим не гоняюсь. Уродится хорошо, не уродится — божья воля. А в год собираю урожая рублей на восемьдесят».

Воевода опять спрашивает: «Куда же ты, мужичок, их деваешь?» — «Как куда? Известно — на хозяйство разве мало надо? Да вот: двадцатью рублями долг плачу, двадцать рублей в долг даю, двад­цать рублей за окно бросаю, да в двадцать рублей подать плачу!»

Воевода стоит, раздумывает, что бы это значило: двадцать рублей в долг давать, двадцать в окно бросать да двадцать долг отдавать. «Загадка трудная», — смекает и просит мужичка растолковать. Тот отказался. Воевода говорит: «Ну, ладно! Ты не говори никому, кто бы тебя ни спрашивал. Вот тебе мой воеводский приказ!» И при­грозил воевода мужичку. «А то, — говорит, — тебе не сдобровать!»

Приезжает домой, потребовал всех самых именитых бояр. «Так и так, — говорит, — попался мне мужичок на дороге, говорит: полу­чает всего в год восемьдесят рублей и из них двадцать рублей долга платит, двадцать рублей в долг дает и двадцать рублей в окно бро­сает. Отгадайте, бояре, эту загадку. Кто отгадает, награжу золо­том и милостью!»

Бояре весь день думали — ничего не придумали, выпросили у воеводы месяц сроку. Вот и месяц приходит к концу. Что делать? А каждому выслужиться хочется. Вот один поехал к мужику. «Расскажи, — говорит, — братец, пожалуйста… Растолкуешь, пожалую тебя по-царски: дам тысячу червонцев!» Мужичок гово­рит: «Двадцать рублей долга плачу — то отца кормлю: он меня кормил. Двадцать рублей в долг даю — то сына кормлю: он меня в старости будет кормить, этим заплатит, стало быть. Двадцать рублей за окно бросаю — то дочь питаю: это уж ни помощник, ни кормилец: замуж выйдет».

Боярин подумал-подумал: «И это ведь правда». И дал мужичку тысячу золотых.

Приехал другой боярин и дал мужичку две тысячи золотых. Тот разгадал и ему загадку. Приехал третий, дал три тысячи. Му­жик растолковал и этому боярину загадку.

Так месяц кончился. Пора отдавать отчет воеводе. Все пришли. Воевода начал спрашивать, кто что надумал. Один боярин сказал: «На двадцать рублей отца кормит мужик, на двадцать сына, на двадцать дочь!» Воевода обратился к другому. Тот ответил то же. Конечно, и третий ответил не иначе.

Воевода себе на уме: дескать, что-то недаром. Послал гонца за мужиком, приказал немедленно явиться. Приехал мужичок, сей­час же его к воеводе. «Ах ты, такой-сякой, — осерчал воевода, — кому ты сказал про загадку! Говори правду-истину, а не то твоей голове не уцелеть! Я хотел разузнать, как отгадают мои бояре эту загадку, могут ли они моим воеводством управлять… А ты мне все дело испортил! Знаешь, бояре должны быть всех умнее, всех догадливее?»

Мужик не будь плох и говорит: «Были у меня трое. Первый дал перышко, другой — два, а третий целых три!»

Воевода и язык прикусил, начал спрашивать, что это значит. А мужик усмехается: «Вот ты — воевода, здешний царь, значит. Тебе надо быть всех смышлёнее! А ты вот у простого мужика спраши­ваешь …»

Пристыдил воеводу — тот его наградил и отпустил с миром.