Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

Жил да был царь; у царя было три сына: Федор, Егор да Иван; Иван был не совсем умен. Посылает царь старшего сына по живую воду, по сладкие моложавые яблоки; он поехал и доезжает до росстанья. Тут столб стоит, на столбе роспись: вправо идти — попить да поесть, влево идти — головушку погубить; он поехал вправо и приезжает к дому; заходит в избу, а тут девица говорит ему:

— Федор-царевич! Ложись со мной спать.

Он лег; она взяла да и спихнула его неведомо куда. Царь, не дождавшись его долго, другого сына посылает. Этот поехал и до того же места приезжает; входит в избу. Девица и этого так же уходила. Царь посылает третьего сына:

— Поезжай ты!

Младший сын поехал, доезжает до того же росстанья и говорит:

— Для отца поеду голову губить! — и поехал влево; доезжает до избушки, входит туда, а в избушке ягишна — сидит за пряслицей, прядет шелкову кудельку на золотое веретенце и говорит:

— Куда, русска коска Иван-царевич, поехал?

Он отвечает:

— Напой-накорми, тожно все расспроси.

Она напоила-накормила и спрашивает; он говорит:

— Я поехал по живую воду, по сладкие моложавые яблоки — туда, где живет Белая Лебедь Захарьевна.

Ягишна говорит:

— Едва ли достанешь! Разве я помогу, — и дает ему своего коня. Он сел и поехал; доезжает до другой сестры ягишны. Взошел в избу, она ему говорит:

— Фу-фу, русской коски слыхом было не слыхать, видом не видать, а ныне сама на двор пришла; куда, Иван-царевич, поехал?

Он отвечает:

— Прежде напой-накорми, тожно расспроси.

Она напоила-накормила его; он и говорит:

— Я поехал добывать живую воду, сладкие моложавые яблоки — туда, где живет Белая Лебедь Захарьевна.

— Едва ли достанешь! — сказала баба и дала ему своего коня.

Царевич поехал до третьей ягишны; входит в избу, та говорит:

— Фу-фу, русской коски слыхом было не слыхать, видом не видать, ныне русская коска сама на двор пришла; куда, Иван-царевич, поехал?

— Прежде напой-накорми, тожно расспроси.

Она напоила-накормила его; он и говорит:

— Я поехал по живую воду, по сладкие моложавые яблоки.

— Трудно, царевич! Едва ли достанешь.

Потом дает ему своего коня, семисотную палицу и наказывает:

— Когда станешь подъезжать к городу, то ударь коня палицей, чтобы он перескочил за симу (стену).

Так он и сделал: перескочил за симу, поставил своего коня к столбу и идет в палаты Белой Лебеди Захарьевны. Слуги его не пускают; а он сквозь пробивается:

— Я, — говорит, — Белой Лебеди записку несу.

Добился до покоев Белой Лебеди Захарьевны; в то время она крепко спала, на пуховой на постели разметалася, а живая вода стояла у ней под зголовьем. Он взял воды, поцеловал девицу и пошутил с ней негораздо; потом, набравши моложавых яблоков, поехал назад. Конь его скочил чрез симу и задел за край. Вдруг зазвенели все колокольчики, все прозвончики, весь город пробудился. Белая Лебедь Захарьевна забегалась — ту няньку бьет, другую колотит, кричит:

— Вставайте! Кто-то в доме был, воды испил, колодезь не закрыл.

Между тем царевич пригнал к первой ягишне, переменил лошадь; а Лебедь Захарьевна за ним гонится, приехала к той ягишне, у которой царевич только что коня сменил, и спрашивает:

— Куда ты ездила? У тебя лошадь потна.

Та отвечает:

— Ездила в поле скота выгонять.

Иван-царевич переменил у второй ягишны коня; а Лебедь Захарьевна вслед за ним приезжает и говорит:

— Куда, ягишна, ездила? У тебя лошадь потна.

— Я ездила в поле скота выгонять, оттого у меня лошадь спотела.

Иван-царевич доехал до последней ягишны, переменил лошадь; а Лебедь Захарьевна все гонится, приезжает после него, спрашивает ягишну:

— Что у тебя лошадь потна?

Та отвечает:

— В поле ездила скота выгонять.

Отселе она домой воротилась; а Иван-царевич поехал к братьям. Приходит к дому, где они были; девица выскочила на крыльцо, говорит:

— Добро пожаловать!

Потом зовет его спать с собою. Царевич говорит:

— Напой-накорми, тожно спать клади.

Она напоила-накормила и опять говорит:

— Ложись со мной!

Отвечает царевич:

— Наперед ты ложись!

Она легла наперед, он ее и спихнул; девица полетела неведомо куда. Иван-царевич думает:

— Ну-ка вскрою эту западню; не там ли мои братья?

Вскрыл — они тут и сидят; говорит им:

— Выходите, братья! Что вы тут делаете? Не стыдно ли вам?

Собрались и поехали все вместе домой к отцу. Вот дорогою старшие братья вздумали убить младшего; Иван-царевич узнал их думу и говорит:

— Не бейте меня; я вам все отдам!

Они на то не согласилися, убили его и косточки разбросали по чистому полю. Конь Ивана-царевича собрал его косточки в одно место, вспрыснул живою водой; у него коска с коской, суставчик с суставчиком срослися; царевич ожил и говорит:

— Долго я спал, да скоро встал!

Приходит к своему отцу в чежелке; отец, увидавши, говорит ему:

— Ты куда ходил? Поди нужные места очищать.

Между тем выезжает Белая Лебедь Захарьевна на заповедные луга царские и посылает к царю письмо, чтобы он выдал ей виноватого. Царь посылает старшего сына. Детки Белой Лебеди, завидя его, кричат:

— Вон наш батюшка идет! Чем мы будем его потчевать?

А мать говорит:

— Нет, это не отец, а дядюшка ваш; потчуйте его тем, что у вас в руках.

А у них было по дубинке; они так ему бока навохрили (наколотили), что едва дошел до дому. Потом царь посылает второго сына; этот идет, детки обрадовались и кричат:

— Вон наш батюшка идет!

А мать говорит:

— Нет, это ваш дядюшка.

— Чем же мы его будем потчевать?

— А что у вас в руках, тем и потчуйте!

Они так же ему бока навохрили, как и старшему брату. Тожно посылает Белая Лебедь Захарьевна к царю сказать, чтобы выслал виноватого. Царь, наконец, посылает младшего сына; он бредет — на нем лаптишки худые, чежелко худое. Дети кричат:

— Вон нищий какой-то идет!

А мать говорит:

— Нет, это ваш батюшка.

— Чем мы будем его потчевать?

— А чем бог послал!

Когда Иван-царевич пришел, она надела на него хорошую лопоть (одежду), и поехали они к царю. По приезде Иван-царевич рассказал отцу свое похождение: как он из ловушки братьев добыл и как они убили его. Отец рассердился, взял их разжаловал и приставил к низким должностям, а младшего сына взял к себе в наследники.