Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

Жила-была старая баба, а у неё был сын. Вот и полюбил молодой парень девушку-красавицу из соседнего села. Да только была она сирота бездомовая, — ни кола, ни двора, ни копейки за душой.

Опечалилась баба, что сын на сироте бездомовой жениться хочет и сосватала она ему другую невесту из богатого дома.

— Вот, — говорит, — сынок, лучше тебе невесты и не сыскать…

— Нет, матушка, — говорит ей сын, — как ты хочешь, а не вольно сердце моё твоего наказа послушаться. Или лучше мне руки на себя наложить!..

Мать – и так, и сяк, — сын всё на своём стоит: «На сироте женюсь, а другой не хочу!..»

Нечего делать, подумали, подумали и женили молодого парня на сироте горемычной.

Только крепко не взлюбила свекровь невестку с той поры. Не взлюбила она её, и давай её всячески помыкать, во всём попрекать: и это-то не так, и то не этак. И ленива-то, и сонлива-то, и на мужнином горбе едешь, и хлеб только зря ешь, мужнину семью объедаешь.

А сирота была баба тихая, приветливая. И как крепко она мужа своего любила, то и словом ему, бывало, не обмолвится, как ей тяжко да горько жить приходится. А ночь придет, — она поплачет, поплачет, Богу помолится, да тем только и душу свою отведет…

Вот поехал как-то мужик на работу. А поле-то было дальнее, верст за двадцать. Он и прожил с неделю там; с неделю дома-то не был…

А той порой старуха и говорит мужу:

— А что, старик, не по сердцу больно мне невестка наша! Хочу я извести её.

— Ну, что ж, — говорит старик. – А мы ужо сынку другую невестку высватаем из богатой семьи…

Ну, вот злая баба и вывела невестку за околицу деревни, в чистое поле. И посреди того поля чистого поставила она девушку, да и говорит:

«Как крепко да лепко древо в земле,
Так будь крепко и лепко моё слово:
Была ты – девушка-сиротинушка,
А по слову моему, выстань горькою рябинушкой!..»

И в то же время невестка её словно сквозь земглю провалилась, а на том месте, где она стояла, поднялась молоденькая, стройная рябинка, да такая красивая, кудрявенькая, что любо-дорого смотреть на неё!.. Стоит, — без ветру шатается, без росы горючей слезой обливается…

Вот, мало времени спустя, возвратился молодой мужик с дальнего покоса; идет он полем чистым, — глядь, посреди поля рябинка курчавая растет и его словно к себе манит…

Время жаркое было, — мужик и присел под рябинкой отдохнуть немного… Сидит молодец под рябинкой, а ветер как налетел да зашумел листвой узорчатой, — рябинка и проговорила человечьим голосом:

«Муженек ты дорогой,
Разлучены мы с тобой, —
Сгубила меня матушка,
Научил её батюшка;
Пришел добрый человек,
Меня под корень подсек
Ан то был муженек,
Миленький мой дружок!»

Поднялся мужик, слыша такие речи, и взяла его лютая тоска за сердце.

«Ох, — думает, — недоброе что-то ждет меня дома»…

Встал он поскорей и пошел домой.

Приходит домой и говорит матери:

— Мать ты моя, мать родная! Как шел я давеча, домой возвращался, заприметил я в чистом поле рябинушка без ветра шатается, без росы слезой обливается!..

— Ой, дитятко, — говорит старуха, — не к добру тебе эта рябинушка привиделась. Ты пойди, возьми саблю вострую, да сруби в поле чистом горькую рябинушку!..

Не ослушался добрый молодец, — брал он в руки саблю вострую, пошел в поле чистое рубить рябину кудреватенькую. Взмахнул саблей мужик, ударил рябину в первый раз, — и охнула рябина горедольная.

Он вдругоряд ударил, — заплакала рябина слезой росяной и кровь на коре у неё выступила; он в третий раз ударил рябинку, — затрещала рябина горькая, стала к травке-муравке склоняться, а сама и стонет:

— Срубил муж жене буйну голову!..

И только коснулась она земли, — как обернулась его молодой женой… И видит мужик, — стоит она вся изрублена, вся горючей кровью обливается… Бросился добрый молодец к ней, обнял её, стал её целовать, миловать, — ни словечка она ему не промолвила, ни единым взором его не одарила…

И понял добрый молодец, о чём шелестела ему горькая рябинушка. Пошел он к себе домой, сел за стол, уронил голову и заплакал жалешенько:

— Родимая моя матушка, родимый мой батюшка!.. Вы что же со мной сделали?.. Убил я женушку по указу вашему… А теперь ты мне не мать, ты мне не отец, — а лютые вы змеи, людоедцы, бездетышны!.. И не видеть вам меня отныне и довеку…

Пошел добрый молодец в горницу к деткам своим, взял их на руки, стал их качать-укачивать, баюкать-убаюкивать и запел:

Спите, спите, детушки,
Детушки родимые!..
Нету у вас матушки,
Матушки-кормилицы,
Ещё нету у меня молодой жены,
Помошницы, радельницы,
Остались мы сиротами, —
Детушки-сиротинушки
Да я, бобыль!

Забрал добрый молодец детей и ушел из дома родного, куда глаза глядят. С той поры и пропал и он, и дети его без вести…