Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

Жил да был мужик с женой, и всё-то он перебивался с хлеба на квас. А пришло время, что до такой бедности они оба дошли, что и есть нечего стало.

Ну, вот мужик и говорит как-то жене:

— Слушай, жена. Придется нам с тобой с голоду помирать. А я вот что надумал, — пойду-ка я в город на заработки, а ты тут оставайся домовничать без меня, как знаешь!..

Вот мужик и ушел в город на заработки, а его молодуха осталась на деревне хозяйство вести.

Сидит это она раз у окна, глядь, — а по улице парень молодой идет… Да и парень увидал, что она в окно выглядывает, и спрашивает её:

— А что, молодуха, не надо ли вам по хозяйству батрака?

Кликнула молодуха его в избу и говорит ему:

— И нужно бы мне батрака, да, вишь, бедность-то у нас непокрытая, — самой мне есть нечего, хлеба ни корочки нет, а хозяин-то мой в город на заработки ушел!..

Ну, — говорит парень, — коли за этим только дело стало, так нанимай меня. Как наймусь я к тебе, — хлеба-то мы себе наживем, и хватит его до прихода хозяина-большака.

— А дорого ли возьмешь, добрый человек?..

— Чего там: по три копейки в лето положи, и ладно будет! Только слышь уговор: не ты в доме, а я набольшим буду. Не ты меня, а я тебя на работу высылать буду.

Ох, — говорит молодуха, — чудно что-то ты сказываешь: кто же это за три копейки лето целое работать будет, этакое беремя работы на себя примет?.. А не иначе, как ты меня обмануть хочешь. Не доживешь до сроку, дело заладишь, а время к уборке придет, — ты и уйдешь прочь!..

Стал парень её всячески уверять, а потом помолились они Богу, и остался парень у молодухи служить в батраках.

На другой день батрак и говорит:

— Хозяйка, а хозяйка! Где у вас мешки? Я на мельницу поеду.

— Чего ехать-то? – говорит хозяйка, — чай, ржицы и званья нету!..

— Не твоя забота, хозяюшка! Кто у нас набольший в доме? Ты, али я? А ежели я набольший, так ты только слушай, что я тебя приказывать стану.

Дала ему хозяйка четыре мешка, а батрак пошел, поймал лошадь, обратал её, заложил в телегу, бросил пустые мешки на телегу и поехал на мельницу. А как ехал он вдоль по реке, остановил лошадь и насыпал мешки песком и завязал их туго-натуго…

Ехал он мимо кабака, остановился и вошел в кабак.

— Дай, — говорит, — хозяин, испить, душу потешить.

Хозяин угостил его, а батрак и говорит:

— Эх, была не была, давай четверть водки, а я тебе весь хлеб хозяйский оставлю.

Хозяин обрадовался, дал ему четверть водки и сказал, чтобы батрак мешки в амбар перетаскал.

Вот кончил батрак работу и говорит:

— Хозяин, а хозяин!.. Не с голоду же мне пропадать. Дай мучки сколько-нибудь, — всё же я тебе четверти две хлеба оставил!..

Неловко стало целовальнику батрака обижать, — он и отсыпал ему муки с меру.

Батрак забрал вино и мешок с мукой и поехал домой.

И встречается ему на дороге барин-охотник, едет он верхом, а за ним охотники спешат.

— Вот, барин, — говорит работник, — и с ружьецом вы едете, а, поди, всё больше промаху даете.

Рассердился барин, даже весь покраснел от злости.

— Ах, ты, такой-сякой! . говорит. – А ты видел?

— Видать, не видать, а сдается мне, что так. Да что, чай, и в лошаденку мою не попадете…

— Ах, ты, дурак, деревенщина! – говорит барин.

Сейчас ружьецо наладил, — бац, — лошаденка и не охнула, замертво упала.

Завыл работник не своим голосом:

— Разорил ты меня барин!.. Лучше бы голову с меня снял!.. Что ты наделал-то!..

Испугался барин, — вынул сто рублей, дает работнику:

— Полно, — говорит, — выть, любезный… Вот тебе за лошадь; на, бери сто рублей!..

— Эх, — говорит работник, — а что ж я на себе, что ли, телегу-то домой повезу? Уж одолжите мне, батюшка-барин, и лошаденку вашу.

Барин приказал дать ему лошадь.

— Смотри, завтра пригони её ко мне.

Вот и вернулся батрак домой, — и лошадь новую пригнал, и мешок с мукой, и денег сто целковых.

А как пришла самая нужда, тут батрак живо и за дело принялся, — и пашет, и сеет, и косит, и хлеб молотит.

Живут беспечально. Вот к зиме вернулся хозяин, — смотрит, а у него всё хозяйство в аккурате. А жена ему и говорит:

— Это всё батрак справил. Я его нашла по весне за три копеечки во всё лето.

Стал хозяин рассчитывать батрака:

— Сколько же тебе, братец, следует с меня?..

— Да за что подрядился, то и давай. Лишнего-то мне, хозяин, не надо!..

— Да что, ты молодец, — говорит хозяин, — как же это можно за три копейки экое место работы справить?.. На худой конец и тридцать целковых тебе следует.

— Нет, — говорит батрак, — я своему слову господин. Кабы ты целовальник, али помещик был, — я бы с тебя и сотни не взял, а как вижу я, что люди вы бедные, то и не надо мне с вас ничего, опричь трёх копеечек!..

Так и не сговорился с ним хозяин, отдал ему три копеечки; распростился с ним батрак и пошел, куда глаза глядят.

Вот идет он и нагоняет путем-дорогой слепого старика.

— Как же это ты, дедушка, один бредешь да ещё безглазый.

— А я, — говорит слепой, — больше всего по памяти, соколик, хожу. Слава тебе, Господи, дорога-то мной вдоль да поперек исхожена.

Батрак идет да тремя копеечками в рукавице позвякивает. Услыхал слепой, да и спрашивает:

— А это что у тебя, — никак, деньги позвякивают?

— Деньги. Кисета у меня нет, так я их в рукавицу всыпал.

— Давай их мне, — говорит слепой, — я их в кисет положу, а то, неровен час, растеряешь. А домой придем, — я тебе их и отдам.

— Не отдашь ведь? – говорит батрак.

— Ну, вот, чай, на мне крест есть!..

— Ну, кресту поверю! – сказал батрак и отдал три копеечки.

Слепой их и положил к себе в кисет.

Шли они, шли и приходят, наконец, в село.

— Ну, — говорит батрак, — тебе домой надо, а я дальше пойду. Давай, что ли, три копеечки.

— Ну, вот ещё, — говорит слепой, — я не для того их брал, чтобы назад отдавать…

Рассердился батрак, стал старика за плечи трясти.

— Подавай деньги, такой-сякой!..

А плут-слепой как завопит во весь голос:

— Батюшки, караул!.. Слепого нищенку грабят, — православные, пособите!..

Испугался батрак, оставил слепого в покое и говорит:

— Ну, не хочешь отдавать, так и Бог с тобой!..

Отошел в сторонку и смотрит, что дальше будет.

А слепой прислушался, — ушел ли он, потом вздохнул и говорит:

— То-то, напугался!.. Ишь, дурачина!.. Много я вашего брата, простофилей, этаким манером за нос водил!..

Подошел он к своей избенке, стукнул в дверь, — и вышла ему на встречу жена его, да тоже слепая. Вот пока слепой в избу влезал, батрак прошмыгнул мимо него, влез на лавку и ноги под себя поджал…

Вот вошел слепой в избу и говорит старухе:

— Баба, а баба, дай-ка бочоночек, что на печи в углу лежит. Не хватало там до семисот целковых трех копеечек, — так я ноне их у одного дурака отнял!..

Баба полезла на печку да оттуда и подает ему бочонок:

— На, — говорит, бери, что ли!..

А батрак той порой скоренько подбежал к печке и взял бочонок вперед старика, да и на лавку опять сел и ноги под себя поджал.

— Ну, чего ж ты возишься-то? – крикнул слепой. – Давай сюда бочонок-то.

— Да я тебе подала!.. – говорит старуха.

— Да чего ты путаешь-то. Не брал я у тебя бочонка-то.

— Ан, взял.

— Э, да ты, видно, утаить его у меня хочешь!..

Сдернул слепой старуху за руку, стащил её на пол, — и давай её бить, чем не попадя. Заголосила старуха на всю избу; услыхал другой слепой, второй брат, — входит в избу ощупью и спрашивает, — что за беда такая у них приключилась?..

Рассказал старик ему, какая у него беда с бочонком случилась. Брат посмеялся, да и говорит:

— Да куда ж ему было деваться? Чай, тут же где-нибудь и лежит, не провалился же он. Вот, хоть к примеру сказать, у меня мешок в кармане, а в нём шестьсот целковых, — ну, вот я его на стол положу, — куда ж он денется?

А батрак протянул руку, подхватил мешок с деньгами, и опять на лавку сел, и ноги под себя.

Стал слепой стол ощупывать, — ан, мешка-то уж и нет.

— Ох, — говорит, — да никак и мой мешок старуха-то твоя подхватила?..

И давай слепые бедную старуху вдвоем колотить, и закричала та пуще прежнего.

Услышал это третий слепой, младший брат обоих нищих, вполз в избу, да и спрашивает:

— Стой, братцы. Что у вас за шум такой? Чего не поделили?..

— Да вот, так и так, брат, слепая-то старуха у меня бочонок с деньгами сцапала, а у брательника мешок с деньгами.

— Да, может, тут они где?

— Да нету, — уж мы всю избу обшарили.

— Диковинное дело, братцы, — куда ж им деваться было, не провалились же они на самом деле!.. Вот у меня палка долбленая, а в ней восемьсот целковых запрятано. Вот ежели я брошу её на пол, кто ж её у меня возьмет?..

Взял, да и бросил палку на пол. А батрак нагнулся с лавки, поднял палку, да и шмыг за дверь.
Иллюстрация из книги «Русские народные сказки» А. А. Фёдорова-Давыдова, т. 2 к сказке «Три слепца».

Наклонился за палкой слепой, — уж он шарил-шарил по полу, — нет палки, и шабаш.

— Ох, брательники! – говорит, — ведь и мою палку старуха-то сцапала…

Бросились они на старуху втроем, — насилу та от них на двор убежала.

А батрак на те деньги выстроил себе дом, лавочку завел и стал жить-поживать да добра наживать…