Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вы хотите поучаствовать финансово и помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Авторизация
Контактная форма

zastavka276-1

 

Жили-были старик со старухой, а у них было три сына. Два были умные; третий сын — совсем дурак. Звали его Иванушкой.
Так они жили, поживали, и вот задумал старший сын жениться. Поднялись в доме хлопоты: надо все к свадьбе приготовить, в город за припасами съездить. А кому ехать? Старшему брату нельзя, второму тоже некогда; остается Иванушка-дурачок.
Вот позвали дурака, дали ему денег и все растолковали:
— Купи, — говорят, — стол, потом ложек, потом пуд масла постного, да муки, да говядины, да соли по пуду. Да еще горшков купи. Только смотри, дурак, не напутай. Ну, все понял? поедешь?
— Отчего не поехать? Вот увидите, как все ладно сделаю.
Поехал дурак в город. Все, что велели, купил, ничего не забыл и веселый домой отправился. Едет себе да посвистывает. А время-то к весне было. Доехал Иванушка до реки, переезжать надо. Поехал, вдруг лошадь стала и дальше не идет. Посмотрел Иван, а во льду-то щель.
— Ничего, — говорит, — постой, я это дело поправлю.
Вытащил он муку, высыпал в щель, маслом залил — любо глядеть! Не видно стало трещины — пошла лошадь дальше.
Переехал Иван реку и покатил себе. Лошадь бежит рысью, а ложки в столе бряк да бряк! «Что за притча?» — думает Иван. — «Ложки мне кричат: дурак, дурак! Постойте же, я вас отучу ругаться! Я ж их везу, а они меня как величают. Так вот же — не повезу больше! Ступайте, куда знаете!»
Взял да и выбросил ложки из стола.
Дальше поехал. Гора попадается. Лошадь опять стала, не идет, да и все. Иван и так и эдак — ничего не выходит. Тут его вдруг и осенило: как кинется к столу:
— Ах ты,— говорит, — лентяй, лежебок этакий!
У меня вон всего две ноги, и то я с воза сошел, а ты и на четырех идти не хочешь. Я тебе дам сидеть!
Снял он с воза стол, поставил у дороги, глядь — и лошадь пошла. Едет Иван дальше и радуется: «И молодец же я!» Доехал он до вырубки; едет, на пеньки смотрит и жалко их ему стало. Стоят пеньки, ничем не прикрытые, все снегом занесенные.
— Бедняги вы, бедняги! — говорит. — И шапок-то у вас нет, нечем голову от мороза укрыть… Вы моему батюшке работнички, и я вам помогу. Нате, поминайте батюшку с матушкой!
И надел он все горшки на пеньки.
Дальше едет Иван, видит: усадьба стоит. Стал он по двору проезжать, собаки как кинутся за ним. Лают: «гам! гам!» Усмехается дурак: «ишь надрываются, в гости зовут: к нам! к нам!»
— Некогда, — говорит,— мне сейчас к вам ехать. Дома ждут. Ужо в другой раз заеду, а пока угостить вас могу.
И повыбрасывал собакам всю говядину.
Едет дальше, посвистывает. И вздумалось ему лошадь напоить. А на дороге-то уж кое-где лужи стояли. Подъехал он к одной лужинке, лошадь остановил и давай свистать: пей, мол. Лошадь стоит, головой мотает, а пить не пьет.

Сказка про Иванушку-дурачка
— Что, — говорит Иван,— али соли нету? Ну, я это дело поправлю. Схватил он мешок и бух всю соль в лужу. Лошадь сейчас пить начала: любят они соленое-то. Напилась она, поехал Иван дальше. Приезжает к дому налегке. Выбежали ему навстречу братья:
— Что, — спрашивают, — все закупил?
— Все до капельки, — говорит.
— Где ж покупки-то? давай сюда.
— Да они по разным делам ушли.
— По каким-таким делам? А ложки где?
— Ложки? Сварливы они что-то стали. Я же их везу, а они в столе, знай, бранятся: «дурак! — кричат, — дурак!» Это я-то? Я их унимать, а они опять за свое, ну и выбросил их по дороге.
Рассказал Иван братьям и про другие покупки. Накинулись на него:
— Ах, дурак ты, дурак невиданный! И тут бед наделал!
Однако, свадьба-то близко, чем тужить, надо опять в город ехать. Говорят братья Ивану:
— Ну, дурак, теперь сами мы в город поедем, а ты здесь пиво вари. Авось, хоть это справишь.
Поехали они в город, а дурак остался пиво варить. Дали ему хмелю, муки, солоду.
— Ну, — думает Иван, — и пива же я наварю на славу!
Принес он в избу лоток, на котором дети с горы катаются, а во все кадки в доме воды налил. Потом дверь запер, всю воду на пол вылил, муку, хмель и солод в нее высыпал, а сам в лотке начал по избе ездить. Ездит, ездит, вода пенится, а Иван радуется: «Ну и пиво будет!»
Тут и братья из города вернулись, в дверь стучат. А Иван им:
— Погодите, сейчас отворю! Вот только доеду!
— Да ты что делаешь-то?
— Как что? Пиво варю!
— Так отворяй же!
— Дайте доехать!
Ничего не поняли братья, рассердились и дверь выломали. Вода из избы так и хлынула. Закричали они с испугу, а Иван говорит:
— Что это вы, братцы, наделали? Теперь и пива у нас не будет. Ведь какое вышло славное, пенистое, а вы все и выпустили. Э-эх, братцы, братцы!
Тут только поняли братья, в чем дело, и руками развели.
— Ну и дурак! Вот это так дурак!
И с тех пор закаялись Ивану дело давать. Видят, хуже приходится: ничего он не сделает, а вдвое напортит.