Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

zastavka276-1

Жил-был мужик Филат. Ленивее его во всей деревне не было. Не пахал, не сеял, все только на печи валялся да без толку бранился, а жена за него всю работу справляла.
Вот раз приходит он откуда-то домой, а жена и говорит ему: «Ах, ты бездельник, лентяй, я одна всю гречиху обмолотила! Ступай, да хоть в мешки ее ссыпь!» — «Ладно, сделаю». Пошел Филат на гумно, видит: много гречихи обмолочено. Сел он на солому и думает: «Ишь, сколько баба гречихи-то намолотила! Где ее всю в мешки всыпать! Вот если б гречиха сама туда влезла. Попробую-ка, авось выйдет по-моему».
Обрадовался Филат, раскрыл мешок и говорит: «Гречиха, а гречиха! Полезай-ка сюда!» А гречиха ему: «Как бы не так! Били меня, колотили меня, да еще и в мешок сама полезай. Нет, не дождешься!» — «Ах, ты, дрянь этакая! Я тебе хозяин, а ты не слушаешься! Найду я на тебя управу. Эй, мыши! идите гречиху есть!» — «Что мы за дураки, — говорят мыши, — чтоб гречиху грызть, когда пшеницы досыта наелись!»
Тут Филат уж совсем рассердился. «Как? — говорит, — и мыши меня слушаться не хотят! Ну, плохо же им придется. Пошлю на них кота-Ваську!» Вернулся домой и говорит коту: «Ступай, Вася, скорее на гумно, лови мышей: мыши не хотят гречиху есть, гречиха не хочет в мешок лезть». А Васька и с печи слезать не хочет, лежит себе, хвостом помахивает. «Что я на гумно за мышами пойду — их у меня и здесь столько, что не переловишь».
Мужик еще больше рассердился. «Бунт, да и только! Задам же я тебе, Васька! Вот позову Жучку, так другое запоешь». Вышел на двор и позвал собаку. «Жучка, а Жучка! Поди, задави кота-Ваську: кот не хочет мышей ловить, мыши не хотят гречиху есть, гречиха не хочет в мешок лезть». Жучка подходит, хвостом машет, к хозяину ласкается, а говорит: «Неправду люди говорят, что кошка с собакой всех хуже живут. Васька мне кум, как я его буду давить?»
— Ну, — думает Филат, — в пору из дому убежать! Пойду в лес, у волка на Жучку управы искать.
Пошел в лес, увидал волка под кустом и просит: «Сделай милость, поди, разорви мою Жучку: Жучка не хочет Ваську давить, Васька не хочет мышей ловить, мыши не хотят гречиху есть, гречиха не хочет в мешок лезть». — «Ступай вон! Что мне твоя Жучка, когда я сейчас барана съел? Уходи лучше, не приставай, а то и самого тебя разорву».
Ушел мужик сам не свой от злости. «Погоди, — думает, — я тебя уйму: узнаешь, как мне грубиянить!» Отправился он в село, зовет соседей: «Братцы, пособите моей беде! Подите, застрелите волка: волк не хочет Жучку душить, Жучка не хочет Ваську давить, Васька не хочет мышей ловить, мыши не хотят гречиху есть, гречиха не хочет в мешок лезть». — «Убирайся ты по добру по здорову! — говорят мужики, — до твоих ли теперь волков. Подати платить надо, с ног сбились, а ты с глупостями пристаешь!»
Поплелся Филат из деревни ни с чем. «Теперь, — думает, — поплатитесь вы мне! Не хотели помочь, так я же вам красного петуха приведу». Пришел к огню, просит: «Батюшка, огонь ясный, пособи моему горю! Поди, сожги село: мужики не идут волка бить, волк не идет Жучку душить, Жучка не идет Ваську давить, Васька не идет мышей ловить, мыши не идут гречиху есть, а гречиха не хочет в мешок лезть». — «А ну тебя! — говорит огонь. — И так укоряют, будто я сам села жгу. Что мне мужиков обижать? Да видишь, я картошку сейчас пеку. Не пойду я!» — «Постой же, отплачу я тебе! Позову на тебя воду, тогда вспомнишь, да поздно будет!» Пошел мужик к реке и давай просить: «Матушка, водица студена, помоги хоть ты! Поди, затуши огонь: огонь не хочет село палить, село не идет волка бить, волк не идет Жучку душить, Жучка не идет Ваську давить, Васька не идет мышей ловить, мыши не идут гречиху есть, гречиха не хочет в мешок лезть». — «Вот нашел время приставать, — говорит вода, — не пойду я, меня и так мало, а еще мельницу верчу. Ступай прочь!»
— Ну, — говорит Филат, — если и ты так, пошлю я на тебя землю: засыплет она тебя и следа не оставит. Матушка, сыра-земля, не выдай хоть ты! На тебя, кормилица, одна надежда. Помоги ты мне, засыпь реку: река не идет огонь гасить, огонь не хочет село палить, село не идет волка бить, волк не идет Жучку душить, Жучка не идет Ваську давить, Васька не идет мышей ловить, мыши не идут гречиху есть, гречиха не хочет в мешок лезть. — «А, — говорит земля, — ко мне пришел; так-то всегда все вы на меня надеетесь. Ну, так и быть, засыплю тебе реку. Возьми лопату, да кидай меня туда».
Обрадовался Филат, бросился домой, взял лопату и принялся землю в реку кидать. Кидает он день, кидает другой, третий — пошла река огонь гасить, пошел огонь село палить, пошло село волка бить, пошел волк Жучку душить, пошла Жучка Ваську давить, пошел Васька мышей ловить, пошли мыши гречиху есть, пошла гречиха в мешки лезть.
Взяла баба мешки, свезла на мельницу, намолола муки, напекла блинов. Те блины и я ел, наевшись, на печи заснул и эту самую сказку во сне увидал.