Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вы хотите поучаствовать финансово и помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Авторизация
Контактная форма

 

Вышла раз старуха (еще мне она в родне по бабке была) за коровами в поле. А этак начало уже вечереть, и время было круг Пречистой (Рождество Богородицы). Вышла старуха и ходит по тропинкам – все слушает, не звонит ли где колокол.

Смотрит – идет навстречу человек.

– Бабушка! ты умеешь бабничать? – спрашивает он у ней.

– А бывал, родимый, – говорит, – и тот грех.

– Так ты обабничай у меня бабу, да прибери ребенка, а я уже тебе заплачу.

– Можно было бы, кормилец, как бы коров только отыскать, – сказала она.

– Отыщутся коровы, – а ты ступай за мной; я тебе уж заплачу за это.

Побрела старуха за человеком, и сама не знает куда. А идет-то тихо, претихо – известно, старая.

– Бабушка! Давай я тебя снесу за плечами, так скорее сойдем, – говорит человек.

Забралась старуха на шею к мужику и сидит. Он то сначала шел тихо, а тут все шибче, шибче, да как пошел отмеривать, только лес в глазах рябит – через болота и по озерам прямо, и через овраги, что конь добрый, а старуха держится за волосы да дивится.

– Пришли! – сказал он, наконец, и высадил старуху у избушки в глухом, глухом лесу. Провел он старуху в избу, а там на кровати лежит здоровая баба-роженица. Старуха все как следует сделала – ребенка обмыла, роженицу наладила и сама вымылась.

– Спасибо тебе, бабка! – сказал мужик, когда кончила та свое дело. – Вот те за труды гривенник, и уж ты в кажинный день его и держи, а он на утро, у тебя опять и будет в кармане, и пока не потеряешь и людям не расскажешь об нем, он все будет в действии; а расскажешь али потеряешь – лишишься всего.

Взял он тут старуху, посадил на себя, ударил себя еще погонялкой и поскакал, что было мочи. На улице темно, а они скачут, лишь под ногами шлепает. И привез он ее уж за полночь к самому дому… Коровы оказались тоже дома.

Долго старуха после того держала этот чертов серебряный гривенник. Разменяет его и мелочь издержит, а на утро он опять в карман. Так ведь пользоваться не умела! Выпила это она раз на крестинах водки, да под хмельком-то и расскажи всем. На другое утро сует руку в карман, а там лежит черепок от чугунного горшка. Только она и была богата.