Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

Отец маленького Стёпы был убит на войне, а мать умерла с горя. Когда ее похоронили, то друзья-приятели разделили между собой все богатство, а на долю Стёпы ничего не осталось.

Вошел он в избушку — один сундук стоит; пошарил в сундуке — ничего не нашел, пошарил в шкафу — тоже самое, на полку полез — чисто.

Только в самом углу за скомканной грязной тряпкой видит: лежит завалявшаяся гречневая крупинка.

«Что же,— думает мальчуган: — с горя хоть это возьму; по крайней мере, память будет о родном гнездышке», и поспешно опустив крупинку в карман, выбежал из дома с тем, чтобы больше не возвращаться в село, а идти искать счастья куда-нибудь подальше.

Целый день шагал Стёпа по дороге, сам не зная куда; наконец к вечеру, почувствовав сильную усталость и голод, решился остановиться ночевать в одном из лежавших на пути постоялом дворе.

Добрый хозяин охотно впустил его в горницу, накормил ужином и велел жене приготовить постель.

Стёпа покушал с большим аппетитом; затем разделся, лег и почти сейчас же уснул крепким богатырским сном.

Во сне приснилась ему низенькая, сгорбленная старушка, которая будто бы предсказала, что найденная на полке гречневая крупинка принесет ему большое счастье.

— Смотри только, береги ее, не потеряй,— несколько раз повторяла она, причем ни с того, ни с сего так крепко стиснула мальчику обе руки, что он мгновенно проснулся.

Кругом все было тихо, спокойно, отовсюду раздавалось храпенье; но сколько Стёпа ни жмурил глазки, уснуть больше не мог.

Дождавшись первых лучей солнышка, мальчуган осторожно присел на постели, вынул из кармана гречневую крупинку, положил на окно и стал внимательно рассматривать. Но вот, наконец, все в доме проснулись. Степа начал собираться в путь и только что хотел спрятать свою заветную крупинку обратно в карман, как вдруг окно, на котором она лежала, само собою отворилось. Он увидел, как неизвестно откуда взявшийся петух схватил и проглотил ее.

— Ай, ай, ай!— крикнул тогда мальчик так громко, что хозяин сию же минуту прибежал с вопросом:— что случилось?

Стёпа, заливаясь горючими слезами, рассказал суть дела.

— Полно, не горюй, голубчик; можно ли убиваться о подобном вздоре.

— Как же мне не плакать,— продолжал мальчик: — ведь эта крупинка составляла все мое богатство.

— Какое там богатство?— отозвался хозяин: — возьми лучше петуха, который причинил тебе огорчение; он, хотя тоже не ахти какое сокровище, но все же подороже гречневой крупинки.

Стёпа согласился взять петуха и, расплатившись с хозяином, снова пустился в путь-дорогу.

Целый день шел он все вперед и вперед, а на ночь опять попросился отдохнуть да обогреться; только этот раз не на постоялом дворе, а просто в маленькой избушке, где жила какая-то молодая женщина с мужем и детьми.

— Войди, голубчик, отдохни, обогрейся,— ласково сказала женщина: — да ты, кажись, еще не один, с товарищем,— добавила женщина, взглянув на петуха, которого Стёпа бережно держал под мышкой.

— Как же, этот петух составляет все мое богатство, и я ужасно боюсь, чтобы его грехом не украли.

— У нас по крайней мере ничего подобного случиться не может; ложись спать покойно, а петуха пусти под печку.

Стёпа послушался хозяйку; ночь прошла благополучно; и мальчик, и петух, утомленные продолжительным переходом, спали как убитые; с наступлением утра они должны были идти далее. Но вдруг в избушку, откуда ни возьмись, вбежала грязная, неуклюжая свинья. Завидев под печкой незваного гостя, она пришла в такую ярость, что, не долго думая, бросилась и задушила его.

— Ай, ай, ай!— простонал Степа.

— Что случилось, что, что такое?— в голос закричали женщина, муж её и все дети.

Стёпа молча показал на несчастного петуха.

— Велика важность,— отозвалась хозяйка: — стоит убиваться о каком-нибудь ничтожном петухе.

— Но он составляет все мое богатство!

— В самом деле?

— Да,

— Не тужи! Так как это случилось у нас в доме, то я должен вознаградить твою потерю,— заметил муж молодой женщины:— на место петуха возьми свинью; она стоит гораздо дороже; ты можешь продать ее и выручить значительно больше, чем выручил бы за петуха.

Стёпа успокоился и пошел далее. Целый день был он в дороге, но когда наступила ночь, то, во избежание какого-нибудь нового несчастья, решился никуда не заходить, а лучше переночевать на поле, где паслось целое стадо коров под надзором пастуха с мохнатой собакой.

— Слушай, дяденька,— обратился он к пастуху: — можно прилечь около тебя, я не помешаю и чуть свет отправлюсь далее.

— Да отчего же нельзя, дитятко,— приветливо отозвался пастух: — мне еще веселее будет; вместе и поужинаем, я угощу тебя превосходной кашицей.

Стёпа, который проголодался, был очень рад предложению пастуха.

Привязав свинку к дереву, он спокойно принялся за кашицу; затем, прикрывшись какой-то тряпкой, уснул на чистом воздухе так сладко, как уже давно не спал за последнее время; но к утру его разбудил непонятный шум. Он открыл глаза, стал прислушиваться и — что же? Оказалось, что несчастная свинка лежала мертвая под ногами громадной черной коровы с такими страшными рогами, что, глядя на нее, самому Стёпе сделалось жутко.

— Ай, ай,— закричал мальчик и бросился будить поспешно пастуха.

— Что случилось?— спросил последний.

— Свинка, моя бедная свинка!— сквозь слезы бормотал Стёпа.

— По что же с нею такое? Волки что ли ее загрызли?

— Не волки, а одна из твоих коров убила ее до смерти.

— Неужели?

— Да, да, теперь я остался совершенным бедняком, хоть сейчас умереть с голоду.

— Нет, дружок, этого не случится с тобою. Если твоя свинка погибла в моем стаде, то я предлагаю тебе выбрать из него любую корову; возьми и продай ее, в убытке, наверное, не останешься.

«Да, это худо не будет», подумал Стёпа, выбрав прекрасную белую корову с черной лысиной на лбу, которую привязал за веревку и повел прямо по дороге.

В продолжение целого дня они шли спокойно; от времени до времени останавливались на лужку, пока корова щипала траву; затем мальчуган подвел ее к речке, чтобы она могла напиться, и снова шел далее; но когда наступила вечерняя пора и пришлось подумать о ночлеге, то его страх разобрал не на шутку; жаль было крупинки, жаль петушка, жаль свиньи, но коровы всего жальче. И вот, придя опять на один из постоялых дворов, очень напоминавший тот, где он провел ночь, выйдя из родительского дома с крупинкой в кармане, Стёпа решился вплоть до утра не отходить от своей коровки, и вогнав ее в хлев, сам расположился на соломе.

Ночью просыпался он несколько раз и беспрестанно вскакивал,— коровка стояла покойно. Наконец наступило утро. Стёпа вздохнул свободнее.
— Кажется, благополучно кончилось,— сказал он сам себе, и взяв в руки веревку, уже вывел свое сокровище на улицу; но вдруг, откуда ни возьмись, навстречу выбежала лошадь, хорошая, статная, вороная с густым длинным хвостом и прелестною гривой. Не успел Стёпа моргнуть глазом, как она лягнула задними ногами, и с такой силой ударила несчастную корову, что та мгновенно упала замертво.

Стёпа взвыл на всю деревню. Мужики сбежались отовсюду и, разузнав в чем дело, по общему совету порешили подарить ему в утешение этого же самого коня, который был виновником случившегося несчастья.

Стёпа снял шапку, низко-низко поклонился и, сев на него, вихрем помчался прямо по дороге. Долго нес его конь удалой и ретивый; наконец, как вкопанный, остановился перед громадным дворцом из белого мрамора.

— Слезай, Стёпа,— сказал он ему:— приехали.

— Как приехали, куда приехали?— говорил удивленный Стёпа.

Но в эту самую минуту отовсюду сбежалась прислуга, одетая в шелк и бархат и обшитая галунами и золотом; в одно мгновенье, почти силой, стащила его с седла и проводила в роскошные, раззолоченные палаты, которые с этого достопамятного дня сделались собственностью и постоянным местопребыванием бедного мальчика.