Русский фольклор. Народная мудрость.
Поиск Yandex по всему сайту
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма


Не видят люди, но видит бог...Коля и Настя были дети зажиточного крестьянина, которому по делам часто приходилось вместе с женою отлучаться на целый день, в соседний город. Иногда они брали малюток с собою, но большею частью оставляли дома, наказав строго настрого вести себя прилично, никуда не убегать и вообще не делать ничего такого, что считается предосудительным.

Настя постоянно исполняла родительское приказание, но Коля — напротив, вследствие чего во время отсутствия отца и матери редкий раз не попадался в шалостях и проказах.

— Смотри, Коля,— сказала ему однажды мать:— сегодня мы с папой уедем на целый день; будь же, наконец, умным и дальше своего огорода не делай шагу.

Коля дал честное слово исполнить то и другое, но не успели отец с матерью сесть в тележку, как мальчуган уже забыл о своем обещании и убежал куда-то далеко.

— Коля, Коля!— заботливо звала его Настя, бросаясь из угла в угол; но от Коли и след простыл.

«Опять что-нибудь набедокурит,— подумала девочка:— пошла бы поискать, да не знаю, в которую сторону»,

И присев на скамейку, грустно склонила голову. Проходит час, другой, третий — Коли все нет как нет… Настя начинает сильно беспокоиться, наконец. с радостью видит она вдали по дороге знакомую фигурку шалуна-братишки, и весело бежит ему навстречу.

— Коля, ведь тебе не велено никуда отлучаться,— укоряет она его и при этом нежно гладит по курчавой головке.

— Полно, не ворчи,— отвечает мальчик, подавая сестре круглую корзинку, наполненную превосходною малиной:— мама и папа далеко, они не узнают о моем непослушании, а я сбегал не даром: посмотри, каких крупных ягод украл у соседа.

— Украл?!— испуганно переспросила девочка.

— Ну да, украл, что же из этого! Хочешь, попробуй.

— Ни за что.

— Почему так?

— Брать чужое — грешно, стыдно, не говоря уже о том, что мама и папа, уезжая, запретили тебе уходить из дома.

— Да ведь они же не узнают об этом, точно так, как не узнает сосед, что я стащил у него малину; не узнают, конечно, если только ты не проболтаешься.

— К чему мне болтать.

— Вот то-то и есть, значит не узнают.

— Положим, они не узнают, но Бог… Коля, ведь Он все видит, Его обмануть невозможно.

Коля опустил глаза; речь сестры произвела на него впечатление; ему стало неприятно и даже как будто совестно самого себя; досадно за то, что он поступил против совести; но, к сожалению, это доброе чувство продолжалось недолго; вид крупной, спелой малины отвлек его внимание; он достал из шкафа два блюдечка, высыпал ягоды из корзинки поровну на то и на другое и, подав одно из них сестре, проговорил нерешительно: «может быть покушаешь?» — и, не получая ответа, вышел молча из комнаты.

Настя отодвинула блюдечко; она считала грехом прикоснуться к ягодам, сорванным тайком из чужого сада вопреки приказанию родителей; а между тем ягоды казались такими вкусными, сочными, аппетитными…

«Взять разве одну?— подумала девочка:— все равно, ведь уже сорваны… Нет, нет… ни за что!» и, закрыв лицо руками, побежала к столу, который стоял около открытого окна, выходившего в огород.

Не успела она сесть на придвинутую к нему простую деревянную скамейку, как вдруг висевшая на окне занавеска заколыхалась, поднялась, и в комнату влетел прихорошенький белый ангелочек с золотыми крылышками.

— Ты, добрая, хорошая девочка, я хочу наградить тебя,— сказал он, обратившись к Насте, и положил перед нею прекрасную куклу в желтом шелковом платье,— возьми эту куклу, тебе давно хотелось иметь ее, не правда ли?

— Правда; но почему ты мог угадать мое желание?— в свою очередь спросила Настя.

— Очень просто: я живу на небе, вон там высоко, высоко,— добавил ангел, показывая пальчиком наверх:— там все известно, что делают люди — и худое, и хорошее.

«Значит, он знает и про то, что Коля украл ягоды у соседа»…— подумала Настя.

— Да, брат твой поступил не хорошо,— заговорил ангел, словно отвечая на мысль девочки.

Насте стало стыдно за Колю; она опустила глаза. В это время на дворе раздался стук подъезжавшей к крыльцу тележки.— А, вот и наши приехали,— сказала она, увидав в окно родителей.

— Да, теперь ты, значит, не одна, скучать не станешь, прощай. Что же касается до Коли, то он будет жестоко наказан за свой проступок.

И ангел скрылся из виду.

— Настя побежала навстречу к отцу и матери и подробно рассказала обо всем случившемся, причем, не желая выдавать Колю, умолчала о его продолжительном отсутствии из дома и о краденых ягодах.

— Но где же Коля?— спросила мама:— почему он не пришел встретить нас?

— Не знаю,— тихо отозвалась девочка:— он только что был здесь.

— Странно!

— Надо поискать его.

— Коля, а Коля,— крикнул отец, выйдя из дома и направляясь к огороду: — куда запропастился, видно опять что-нибудь набедокурил.

Но Коля не откликался. Встревоженный не на шутку, отец несколько раз обошел все уголки и кустарники и уже намеревался ни с чем вернуться в горницу, как вдруг услыхал откуда-то, словно из под земли, слабый стон ребенка.

— Коля, где ты? откликнись, наконец!— вскричал он чуть не со слезами, оборачиваясь направо и налево.

— Я здесь, папа, здесь — в погребе… иди скорее…— Папа мгновенно бросился к погребу, с силою рванул дверь, открыл ее и застал Колю лежащего на полу в горьких слезах.

Оказалось, что мальчик, отправившись за сливками, чтобы полить ими украденные ягоды, споткнулся, упал на лед и сильно расшиб ногу.

Целые два месяца пришлось бедняге пролежать в кровати, пролежать в то время, когда другие дети играли и бегали на улице. Это ему, конечно, казалось очень скучно, но зато послужило уроком на целую жизнь, и он, часто припоминая слова: «не видят люди, но видит Бог», из скверного, непослушного ребенка — сделался таким превосходным мальчиком, что его ставили в пример всем и каждому.